Как дети возвращают пап в семью

размещено в: Без рубрики | 0

Более двадцати лет работая практическим семейным психологом, учитывая и анализируя историю каждой обратившийся за помощью семейной пары, накапливаешь собственную статистику. В 2017 году мною была проанализирована и обобщена история ста замужних девушек в возрасте от 23 до 35 обратившихся в период 2010-2013гг. за психологической помощью в связи с изменой мужа и/или уходом мужчины из семьи (в 100% в связи с появлением любовницы) с появлением реальной угрозы развода. Хотя за данный период с данной проблематикой обратилось 247 девушек, мой выбор именно данного числа и данной «контрольной группы» девушек был обусловлен тем, что:

— во-первых, общение с ними носило не разовый характер, а сохранялось на протяжении, хотя бы двух-трех лет;

— во-вторых, сохранились контакты с данными обратившимися, что позволило в 2017 году выяснить текущее состояния отношений между мужчинами и женщинами из данных пар;

— в-третьих, в процессе работы, удалось познакомиться лично или пообщаться хотя бы в он-лайн режиме с самими «виновниками событий», то есть мужьями данных девушек. А иногда даже – с другими их родственниками;

— в-четвертых, все данные девушки находились именно в юридически оформленном, а не  «гражданском» браке.

— в-пятых, все данные девушки имели детей (хотя бы одного), что соответствовало моей задаче исследовать именно стратегию не только и не сколько женского вообще, сколько материнского поведения женщин при уходе мужа из семьи.

— в шестых, накопление материала в группе, достигшей ста человек обусловила легкость в анализе статистики, так как каждая девушка и семья в данном случае равна одному %.

Именно эти факторы обусловили работу именно с данной женской аудиторией. Разумеется, число «контрольной группы» всего в сто женщин – сто семей, не может позволять претендовать на научную полноту и всеобъемлющий характер выводов, однако какие-то тенденции все же могут быть замечены.


Общие сведения о ста обратившихся за помощью девушках:

1. Все 100 девушек проживали в городе или в пригородах.
2.

Находившихся в первом браке – 64 девушки (64%).

Находившихся во втором браке – 29 девушек (29%).

Находившихся в третьем браке – 7 девушек (7%).

3.

Полностью материально зависимых от мужа – 67 девушек (67%).

Полностью материально независимых от мужа – 14 девушек (14%).

Имеющих примерно равный доход с супругом – 19 девушек (19%)

4.

Имеющие одного ребенка – 73 девушки (73%).

Имеющие двух детей – 21 девушка (21%).

Имеющие трех детей – 6 девушек (6%).


По сообщению обратившихся девушек, после получения информации об измене мужа или его уходе из семьи к другой женщине, из ста жен:

— сразу выгнали мужа из квартиры или вынудили его к уходу в течении короткого срока после конфликтного разговора о ситуации – 49 девушек (49%);

— ушли сами из квартиры (к родителям, подругам, в другое жилье и т.д.) – 23 девушки (23%)

— предложили проживать вместе и каким-то мирным образом определять семейное будущее – 28 девушек (28%)


Динамика развития семейной ситуации оказалась следующей:

— из 49 девушек, что сразу выгнали мужа из квартиры или вынудили его к уходу, в течение трех месяцев затем сами попросили мужа вернуться 28 девушек. После данных просьб в течении трех месяца реально вернулось 23 мужа. Из 21 мужа, которых не просили вернуться, за три месяца вернулось еще 11 мужей. Таким образом, из 49 изгнанных после измены или заявления о желании уйти мужей, в течение трех первых месяцев вернулось 34 мужа. «Мужей-невозвращенцев» оказалось 15 человек.

— из 23 девушек, что сами ушли из квартиры, не желая проживать с изменившим или заговорившим об измене мужем, в течении трех месяцев сами вернулись назад 17 девушек.

— из числа 28 девушек, предложивших своим мужьям несмотря на их измену проживать вместе и каким-то мирным образом определять семейное будущее – за три первых месяца по тем или иным причинам (ухода мужчин или ухода самих жен – к сожалению, не все супруги могли вспомнить последовательность событий в данный период), в конечном итоге разъехалось 11 пар.


Таким образом¸ в течение первых трех месяцев после выявления измены мужа или его самостоятельного ухода из ста семейных пар:

— расстались и территориально разъехались 61 семейная пара (61%).

-с периодическими или кратковременными расставаниями проживало 22 семейных пары (22%).

— не разъезжаясь, стабильно проживало 17 семейных пар (17%).


Нельзя не отметить того обстоятельства, что мне не удалось выявить никакой четкой закономерности и связи между числом детей в семье и тем, каково решение женщины сразу получения информации о измене или планируемом уходе-разводе мужа – уходить самой, выгонять мужа или продолжать проживать с ним вместе. Жены могли выгонять мужа или уходить сами, имея двух и трех детей, а жены с одним ребенком, часто предлагали мужьям все-таки сохранить спокойствие и продолжать проживать вместе на одной территории.

Не было выявлено и прямой закономерности и связи между тем, находится ли жена в материальной зависимости от мужа или нет тем, каково решение женщины сразу получения информации об измене или планируемом уходе-разводе мужа – уходить самой, выгонять мужа или продолжать проживать с ним вместе. Жены многократно изгоняли мужей из принадлежавших мужчинам квартир и нередко сами уходили из квартир, которые принадлежали самим женщинам. Очевидно, что в первые часы и дни после возникновения серьезного кризиса в семье, связанного с изменой и угрозой развода, ни мужчины ни женщины не в состоянии вести себя полностью адекватно.

Однако общая динамика за первые три месяца четко показывает, что уже на второй месяц, поведение жен начинает изменяться в связи со степенью наличия материальной зависимости от мужа. Очевидна закономерность в том, что наиболее материально зависимые от мужей жены склонны к примирению практически любой ценой. Менее материально зависимые от мужей жены склонны проживать врозь вплоть до покаяния мужа в своих поступках. И именно в тех парах, где соотношение доходов супругов оказалось примерно одинаковое, наблюдалось особенно хаотичное перемещение мужей и жен туда-и-обратно, то примирение и съезд, то конфликты и разъезд.

При этом, не подтверждается распространенное мнение о том, что чем больше детей, тем более женщина материально зависима от мужчины. Из 27 девушек, имеющих двух и трех детей, материально зависимы от своих мужей были только 12 девушек. Остальные или неплохо зарабатывали сами, или имели приносящее им доход недвижимое имущество, или получали значительную финансовую помощь от своих родителей, отцов своих детей (рожденных в прошлых браках), или даже от родителей изменившего или ушедшего мужа.

Зато стало очевидно, что на поведение девушки при измене мужа или его уходе очень серьезно влияет отдаленность проживания от собственных родителей, или родителей мужа – то есть бабушек и дедушек, и их позиции в отношении возникшей ситуации. Девушки с детьми при наличии «под рукой» своих родственников или родственников ушедшего мужа, способных оказать помощь в уходе за детьми, склонны к более жесткому поведению по отношению к изменившим мужьям. Девушки проживающие отдаленно от своих и чужих родственников, не имеющие помощи,  вынужденные уделять огромное внимание своим детям, чаще шли на компромиссы с мужьями.


Возвращаясь к главной цели статьи – анализу стратегия материнского поведения жен при угрозе ухода мужа из семьи, явно видно, что таких стратегий оказалось три:

Стратегия 1 – «Сближение мужа с ребенком/детьми». Планомерная стратегия жен на стимуляцию как можно большего общения изменивших и/или ушедших мужей с детьми и создание для этого максимально комфортных условия: сохранения у мужа ключей и права приходить в квартиру к жене, возможность отводить детей в учебные заведения и кружки (и забирать их), возможность встречаться с ними в удобное для себя время, отвозить к своим родителям и т.д.

Стратегия 2 – «Отчуждение мужа от ребенка/детей». Планомерная стратегия жен на уменьшение ли недопущение общения изменивших и/или ушедших мужей с детьми, создание для мужей некомфортных условий для контакта с детьми. Исключение посещения мужем квартиры жены, препятствование возможности отводить детей в учебные заведения и кружки (и забирать их), встречаться с ними в удобное для себя время, отвозить к своим родителям и т.д.

Стратегия 3 – «Отсутствие четкой женской стратегии по поводу контактов изменившего и/или ушедшего мужа с детьми/ребенком». Хаотичное изменение своего материнского поведения в зависимости от поведения мужа или перепадов собственного настроения (по словам самих жен, часто не имеющих под собой какой-то серьезной основы).

Если считать наиболее оптимальным такое развитие ситуации в конфликтующих из-за измены мужа семейных парах, когда супруги все-таки преодолевают кризис и находят возможность для сохранения своей семьи (разумеется, на основе признания мужем неправильности своего поведения), то мои исследования явно показывают, что наиболее эффективной оказалась стратегия №1 – стратегия на сближение. Что очень наглядно заметно из авторской статистики.

Следует сразу отметить, что в «горячие» три первых месяца статистика стратегии материнского поведения девушек из ста рассмотренных нами жен являлась следующей:

Стратегия №1 – изначально 47% жен.

Стратегию №2 – изначально 30% жен.

Стратегию №3 – изначально 23% жен.

То есть мы видим, что сберегающая психику детей материнская стратегия №1 изначально присутствовала всего у 47% жен. Что с их слов объяснялось:

— опасением,  что муж перетянет детей на свою сторону и попытается отнять их у матерей;

— нежеланием того, чтобы изменивший муж познакомил детей со своей любовницей и/или ее детьми;

— общим непониманием ситуации и отсутствием общего плана – возвращать мужа или разводиться.

Очень некомфортная не только для мужей, но и – самое главное – для самих детей, стратегия №2 применялась 30% жен в качестве осознанного инструмента давления на мужей, так как по замыслу жен, это должно было морально подавить их и принудить либо к возвращению в семью, либо к такому разводу, когда в процессе торгов по поводу раздела совместно нажитого имущества, возможность общения с детьми станет одним из ключевых рычагов давления на мужа.

Стратегия №3 (изначально 23%) чаще всего применялась женами ситуативно, либо как реакция на какое-то неправильное с точки зрения жен поведение мужа, либо как результат обиды на его родителей, отказавшихся давить на своего сына с целью его скорейшей депортации обратно в семью.

Уместно замечу, что в приведенных выше данных, согласно которым, в течение первых трех «горячих» месяцев после выявления измены мужа или его самостоятельного ухода из ста семейных пар:

— расстались и территориально разъехались 61 семейная пара (61%) – назовем ее условная «группа А». В ней 30% жен применяло «сближающую» материнскую стратегию №1, 22% жен – «отказную» стратегию №2, 9% жен – «хаотичную» стратегию №3.

-с периодическими или кратковременными расставаниями проживало 22 семейных пары (22%) – условная «группа Б». В ней «сближающую» стратегию №1 применяло всего 5% жен, «отказную» стратегию №2 – 6% жен и «хаотичную» стратегию №3 – 11% жен.

— не разъезжаясь, стабильно проживало 17 семейных пар (17%) – условная «группа В»; В ней 12% жен применяло стратегию №1, 2% жен применяло стратегию №2 (матери отправили детей к своим родителям или в летние лагеря, чтобы иметь возможность спокойно наладить диалог с мужем), 3% жен поступали по «хаотичному» сценарию №3 (но все равно не могли никуда разъехаться, так как ни у кого из пары не было жилья).

В дальнейшем, ситуация начала меняться. Это было связано с тем, что многие из тех жен, что желали сохранить семью, смогли осознать, что:

— конфликт с мужем из-за общения с детьми только укрепляет его мнение о невозможности диалога и проживания с женой;

— отталкивает от нее родителей мужа, которые вынужденно начинают думать, что с такой «трудной»и «скандальной» невесткой их сыну на самом деле было плохо в браке;

— создает большие психологические и физические проблемы для детей (детские неврозы, проблемы с речью, недержания, депрессии и т.д.);

— создает комфортные условия для развития отношений мужа с любовницей, так как у него образуется много свободного времени;

— лишает саму мать того свободного времени (пока папа играл бы с детьми), когда она могла бы привести себя в порядок внешне, заняться работой, финансами, карьерой и личной жизнью.

Если же жена всячески способствует общению ушедшего мужа с ребенком (детьми) то это:

— крадет у любовницы время общения с ушедшим к ней мужчиной (особенно на выходных);

— сильно раздражает его любовницу, что постепенно разрушает комфортность ее общения с мужчиной;

— улучшает отношения жены с родителями и друзьями ушедшего мужа;

— создает условия для личного общения ушедшего мужа и жены;

— позволяет ушедшему мужу много раз вернуться в привычные для себя бытовые условия и заставляет его подумать, «стоил ли его уход такой потери комфортного быта и общения с близкими людьми».

Осознание этих факторов привело к тому, что уже через год после начала семейного конфликта, стратегии материнского поведения девушек из ста рассмотренных нами жен обрели другое математическое значение:

Стратегия №1 – 75% жен. (изначально 47% жен)

Стратегию №2 – 17% жен. (изначально 30% жен)

Стратегию №3 – 8% жен. (изначально 23% жен)

Мы видим, что «сближающая» пап и детей стратегия №1 заметно увеличилась в числе за счет уменьшения числа жен придерживающихся «отталкивающих» стратегий №2 и №3.

Разумеется, данные цифры распределения стратегий не являлись окончательными. В процессе наблюдения за данными ста парами в течении 3-4 лет, динамика показателей еще менялась, но уже незначительно.

Что касается того, к чему пришли данные пары за эти годы, приведу следующие данные: Из 100 семейных пар, где изменил и/или ушел муж, спустя 3-4 года:

— сохранили свой брак юридически и фактически (то есть совместно проживая) – 62% семейных пар.

— сохранили свой брак юридически, но фактически прекратили совместно проживать и создали другие гражданские семьи (одновременно и муж и жена, или кто-то один из пары) – 11% семейных пар.

— юридически прекратили действие своего брака, фактически прекратили совместно проживать и создали другие семьи (официальные или гражданские) с другими партнерами – 8% семейных пар.

— юридически прекратили действие своего брака, однако фактически так и не разъехались, восстановили свои семейные отношения теперь уже в статусе гражданского брака – 9% семейных пар.

— юридически прекратили действие своего брака, однако спустя месяцы или годы после развода вновь фактически восстановили свои семейные отношения и стали вновь совместно проживать – 7% семейных пар.

— юридически прекратили действие своего брака, однако спустя месяцы или годы после развода вновь фактически восстановили свои семейные отношения, стали вновь совместно проживать и даже повторно зарегистрировали свой брак с прежним партнером по браку – 3% семейных пар.


Итак, если абстрагироваться от юридического статуса семейной пары, то спустя 3-4 года после трагедии с изменой и расставанием, из 100 наблюдаемых пар:

— остались вместе 80% семейных пар;

— развелись и/или расстались окончательно – 20% семейных пар.

Разумеется, итоговое сохранение 81% семейных пар – это в том числе результат и вмешательства в семейные конфликты профессионального психолога, что не позволяет применить данную статистику на абсолютно все семейные пары страны и переживаемые ими кризисы из-за измен мужей. Однако, следует отметить, что по опросам, проведенным мною спустя 3-4 года от возникновения семейного кризиса, баланс распределения стратегий материнского поведения выглядел следующим образом:

Стратегия №1 – 87% жен. (изначально 47% жен)

Стратегию №2 – 7% жен. (изначально 30% жен)

Стратегию №3 – 6% жен. (изначально 23% жен)

Очевидно, что «сближающая» пап и детей стратегия №1 в итоге полностью доминирует. И многие опрошенные женщины, особенно из числе тех, у кого в итоге всех данных событий связанных с изменой мужа, браки фактически распались, честно признавались, что если бы они сразу приняли бы на вооружение «сближающую» пап и детей стратегию материнского поведения №1, вероятность сохранения их брака была бы заметно больше. Соответственно и многие опрошенные мужья, как оставшиеся в семьях, так и утерявшие связь с женой или даже семьей в целом, также высказывались в ползу того, что если бы их жены сразу придерживались стратегии не только на сохранение, но и на укреплении изменившего папы с детьми, то брак, скорее всего бы сохранился.


Таким образом, четко видно:

Стратегия привязывания ушедшего из семьи мужа

общением с детьми явно помогает вернуть мужа обратно.

Поэтому, говорю прямо: женщинам, оказавшихся в ситуации измены и/или ухода мужа из семьи, при их желании вернуть мужа обратно, нельзя применять «отталкивающую» или «хаотично-сиюминутную» стратегии в отношении общения отцов и детей! Как бы было трудно или больно женщине, только курс на максимальное общение папы и ребенка/детей помогает не только улучшить психологическое состояние детей и матери, но и постепенно восстановить семью. Разумеется, только в том случае, если измена мужа явилась единственным серьезным пробелом в его семейном и родительском поведении, и он стоит того, чтобы его возвращать.

С уважением, д.к.н., профессор Андрей Зберовский

Контакты: www.zberovski.ru E-mail: zberovskiy@mail.ru

Запись на личный прием и

дистанционное консультирование

(Viber,  WhatsApp):

+7-902-990-5168, +7-913-520 -1001, +7-926-633-5200.

Оставить ответ