Конфликты в семье: самоанализ


Первое впечатление от рассказанной истории конфликтующих супругов. Эта статья задумана как некая «ролевая игра»: ее читатели словно пришли на прием к семейному психологу с просьбой проанализировать состояние их брака. При этом, не так важно, в каком состоянии он пребывает в настоящее время: к разводу люди, нередко, приходят сразу из состояния «медового месяца». Важно, что замужних и женатых людей в их семейных отношениях что-то  беспокоит, и вот они решили «на всякий случай» показаться специалисту.

Давайте приоткроем «психологическое закулисье», где я наглядно продемонстрирую некоторые особенности моей собственной работы в качестве семейного психолога. При этом, сразу оговорюсь, что многие наблюдения и методики являются глубоко авторскими. Поэтому, требовать, чтобы их использовали, скажем, совсем другие психологи, к которым, например, вы пришли на прием в вашем городе, совсем не обязательно. У моих уважаемых коллег, могут быть совсем другие методики. Причем, совершенно не хуже, просто другие. Пользуясь случаем, пожелаю успеха в работе всем моим коллегам по всей нашей бескрайней России: вне зависимости от наших методик и подходов, все мы делаем большое дело: обеспечиваем личным Счастьем граждан нашей Родины. Впрочем, хватит лирики. Пора за дело!

Итак, ко мне на первичный прием приходит некая семейная пара. Здороваюсь с ними, затем  начинаю заполнять их персональную семейную анкету, задаю  обязательную «первую десятку значимых вопросов»:

1. Имя, отчество. (Чтобы правильно обращаться к супругам).

  1. Образование. (Во-первых, чтобы сопоставить уровень образованности супругов. Во-вторых, чтобы понять, соответствует ли оно характеру работы человека. В-третьих, если оно по каким-то причинам является незаконченным, сделать отметку, что данный человек склонен не доводить начатое дело до конца).
  2. Должность, место и характер работы. (Разумеется, без конкретизации названия фирмы или бюджетной организации).
  3. Общий стаж любовных и гражданских отношений данной пары до создания совместного брака.
  4. Длительность данного брака.
  5. Имели ли место предшествующие официальные или гражданские браки.
  6. Количество и возраст детей (если таковые есть). В том числе от предшествующих браков и отношений.
  7. Кто именно явился инициатором обращения к семейному психологу.
  8. Что послужило причиной и непосредственным поводом для сегодняшней встречи с психологом, по мнению обоих супругов.
  9. На присутствие каких именно проблем в семейной жизни жалуются супруги.

Пока супруги, переглядываясь, поправляя, и перебивая друг друга, начинают свой нелегкий рассказ (длительностью от 5 до 30 минут), моя задача сформировать самое общее впечатление о данной паре, о беспокоящих их проблемах. При этом, надо понимать, что семья – это не просто некий «боекомплект» из  двух и более (считая детей) людей противоположного пола, это – не механическая сумма из мужчины и женщины. Семья – это наглядный пример действия философской закономерности «перехода количества в качество». Семья – это нечто принципиально совершенно иное, нежели два человека разного пола под одной семейной крышей. Но, чтобы четко понять глубоко специфический характер этой «особости», правильно начать анализировать семью одновременно:

— по линии выявления особенностей структуры личности и особенностей поведения каждого из партнеров;

— по характеру взаимодействия двух данных личностей по основным вопросам устройства жизни семьи.

Почему так, а не иначе, объясню чуть позже. Сейчас давайте попробуем понять, из чего складывается структура личности любого человека, в том числе ваша собственная. Разумеется, по данному поводу умными людьми написано множество довольно любопытных книг, но сейчас я выскажу именно свою собственную позицию, сформированную за годы практической работы.

 

Личность человека, это сложная сумма десяти факторов:

  1. Наследственность: рост, вес, телосложение, физические возможности, цвет кожи, волос, глаз, генетически переданные заболевания и предрасположенности.
  2. Темперамент: особенности возбуждения и торможения человека, то есть характер его реакции на окружающие события: холерик, сангвиник, флегматик, меланхолик. Плюс, промежуточные, средние между ними типы.
  3. Состав семьи человека до достижения им восемнадцатилетнего возраста, характер отношений между родителями и детьми. Понятно, что полная семья с двумя-тремя детьми и хорошими межличностными отношениями между всеми ее членами, принципиально и выгодно отличается от ситуации с матерью-одиночкой и периодической сменой «отчимов».
  4. Социальный, материальный статус родителей и близких родственников человека. Разумеется, это оказывает большое значение на формирование личности человека, на характер восприятия им мира и людей вокруг.
  5. Интеллектуальный уровень родителей, близких родственников и самого человека. Особенно уровень образования и степень начитанности книгами человека на момент окончания школы. Начитанность и базовая общая образованность человека – это важный инструмент в работе психолога, это – некий аналог операционной системы типа «Виндоус» для компьютера. Если в голове человека «пустота», голый эгоизм, то психологу не к чему там обращаться, буквально «не за что зацепиться». Как совершенный компьютер с самым скоростным процессором – это просто железка, если в нем не установлены специальные программы, которые можно задействовать. Так и базовая начитанность человека, его знание основных ценностей общества – тот самый «человеческий Виндоус». Без всего этого – человек – просто дикий папуас. (Но это так, кстати, просто мысли вслух…).
  6. Весь конкретный набор случившихся до настоящего времени психологически стрессовых для людей жизненных ситуаций, оказывающих на них длительное воздействие, а также сам характер его реакций-ответов на все эти «вызовы» в его биографии: адекватно ли «ответил» на них, компенсировал все эти стрессы и пережил их, или же психологически согнулся-сломался.
  7. Собственный достигнутый уровень образования, социального и материального положения человека. Разумеется, с учетом того, каким образом, всего этого он достиг: своим трудом или «на плечах» родителей, родственников, друзей, жены-мужа, и т.д.
  8. Опыт и характер общения с противоположным полом. Имелся ли опыт длительных отношений, гражданских браков, причины отсутствия данных отношений, что привело к расставанию с прежними партнерами.
  9. Наличие детей и характер отношения с ними. В том числе и отношения с детьми своей «половины» от прошлых браков или отношений.
  10. Наличие и характер собственных жизненных целей, само направление по которому движется в жизни данный человек. Хорошо, если они есть и крайне плохо, если их нет. Хорошо, когда человек идет к своим целям последовательно. Плохо, если человек лентяй, или флюгер.

Соответственно, в процессе выслушивания обратившихся ко мне супругов,  «выуживаю» из их речи интересующую меня информацию, тут же вношу ее в свою анкету. Она очень помогает мне сформировать первое впечатление от партнеров.

Уверен, что девять из десяти перечисленных мною пунктов совершенно вам понятны и не вызывают никаких вопросов. А вот на пункте №6 я остановлюсь специально: «6. Весь конкретный набор случившихся до настоящего времени психологически стрессовых для человека жизненных ситуаций, оказывающих на него длительное воздействие, а также сам характер его реакций-ответов на все эти «вызовы» в его биографии: адекватно ли «ответил» он на них, чем-то компенсировал все эти стрессы и успешно пережил их, или же психологически согнулся-сломался». Что же это такое? Все просто: это как раз то, с чем обычно приходят люди к семейным психологам. Чтобы не быть голословным, перечислю вам тот основной «джентльменский набор», с которым приходится сталкиваться практическому семейному психологу. Это пятьдесят пять ситуаций:

 

 Основные психологически стрессовые ситуации в жизни людей (семейных пар) оказывающих на них длительное воздействие, с которыми работает семейный психолог:

  1. Задержки психического развития детей (в том числе речевые и интеллектуальные).
  2. Детские инвалидности, иные физические проблемы ребенка (в самых разнообразных формах, включая заикание, картавость, близорукость), последствия этого для формирующейся психики мальчика или девочки.
  3. Своевременно не вылеченные родовые травмы, некомпенсированные детские испуги (в том числе, связанные с тем, что ребенок стал жертвой или свидетелем преступления, свидетелем конфликтов или драк между родителями);
  4. Подростковые и взрослые комплексы. (Обычно, связанные с внешностью, физическим здоровьем, уровнем доходов).
  5. Проблемы с социализацией, в общении со сверстниками у молодежи.
  6. Конфликты в семье ввиду вскрывшегося факта удочерения-усыновления.
  7. Проблемы в сексуальной ориентации и половой самоидентификации личности.
  8. Проблемы в профессиональной ориентации, выборе будущей профессии и самого жизненного пути.
  9. Негативное влияние (обычно молодежных) субкультур: готы, эмо, панки, ролевики, хиппи, металлисты, рокеры, байкеры, нацисты и т.д.
  10. Заниженная или завышенная самооценка. (Включая принятие решения о пластических операциях, другой радикальной смены внешности и имиджа).
  11. Личное одиночество, сложности в поиске «второй половины», элементарное неумение знакомиться.
  12. Неразделенная любовь. (В любом возрасте).
  13. Личные трагедии, связанные с разрывом длительных любовных отношений.
  14. Чересчур «затянутые» гражданские браки, которые никак не могут завершиться свадьбой, и попахивают уже расставанием.
  15. «Синдромы жениха и невесты»: отчаянная попытка в последние дни перед свадьбой принять итоговое решение о том, правильно ли создавать семью именно с данным человеком.
  16. Семейное рукоприкладство по самым различным причинам.
  17. Конфликты из-за чрезмерной ревности кого-то из супругов.
  18. Собственная агрессия человека. (Если он отдает себе в этом отчет).
  19. Алкоголизм.
  20. Наркомания. (Включая зависимость от табака, кальянных смесей и т.д.).
  21. Игромания. (Азартные игры, рулетка, покер, игровые автоматы и т.д.).
  22. Суицидальные наклонности. (Мысли о самоубийстве, попытки самоубийства в любых формах).
  23. Преступные (в том числе – криминальные) наклонности личности.
  24. Сложности в адаптации к гражданской жизни после прохождения службы в армии (МВД, ФСБ и т.д.), активной спортивной карьеры, боевых действий или нахождения в местах лишения свободы;
  25. Трудности в религиозной или национальной самоидентификации человека. (В случае рождения ребенка от родителей различной национальности и различных религиозных убеждений, или принятии решения об эмиграции);
  26. Принятие решений о совершении аборта, чувство вины после произошедшего аборта, выкидыши, замирание в развитии плода, неудачи при проведении ЭКО, последствия всех данных действий для психики мужчин и женщин.
  27. Смерть или гибель детей. (Особенно – маленьких детей).
  28. Ситуации с принятием решений о целесообразности заведения детей.
  29. Принятие решения об усыновлении-удочерении чужих детей.
  30. Конфликты в парах ввиду невозможности заведения детей естественным путем.
  31. Женская послеродовая депрессия.
  32. Интимные конфликты и сексуальные дисгармонии в парах.
  33. Конфликты между мужем и родителями жены, женой и родителями мужа, между родителями обоих супругов, другими родственниками.
  34. Конфликты между отчимом (мачехой) и детьми его(ее) «второй половины» от прошлого брака (других отношений).
  35. Преодоление тяжелых и болезненных психологических зависимостей взрослых людей (мужей, жен) от своих родителей, братьев, сестер. Или, напротив, примирение близких родственников после серьезных конфликтов и восстановление отношений после многолетнего перерыва.
  36. Самые различные конфликты между супругами по каким-то «узким» причинам: неприятие друзей(подруг) друг друга, социальное, материальное, финансовое или интеллектуальное превосходство кого-то из партнеров, разница в вероисповедании или культуре поведения супругов, несогласованность общего графика жизни и способов отдыха, разницы подходов в воспитании детей и т.д.
  37. Общее охлаждение отношений между супругами, как результат наличия длительных нерешенных семейных проблем.
  38. Измены, «любовные треугольники и квадраты».
  39. Бракоразводные процессы. Причем, не только в первом, но и во втором и т.д. браках.
  40. Психологические проблемы у взрослых и детей, производные от совершенных разводов.
  41. Конфликты на работе. (С коллегами, руководителями, клиентами).
  42. Конфликт со своими детьми – трудными подростками.
  43. Воздействие на психику человека религиозных организаций.
  44. Фобии, мании, навязчивые мысли самой различной природы.
  45. Трудоголизм, состояние хронической усталости, нервного истощения, «синдром менеджера».
  46. Глубокое личное одиночество. (В том числе при наличии семьи, детей, работы и т.д.).
  47. Депрессивные состояния, вегето-сосудистая дистония, панические атаки, состояние тревожности, неврозы, психозы. (В легких формах).
  48. Легкой и средней тяжести психические расстройства, включая шизофрению. (С тяжелыми и острыми формами расстройств работают уже клинические психологи и психиатры).
  49. Психологические надломы, связанные с вынужденной сменой профессии, места жительства, потерей работы, длительными материальными тяготами.
  50. Повторяющиеся неудачи в работе или регулярные сложности карьере человека, связанные с этим психологические «срывы» и «надломы».
  51. Преодоление психологических последствий хронических болезней, травм, операций, приобретения инвалидности (усталость от болезней, лечения, упадок духа от ухудшения жизни).
  52. Шоковые и стрессовые ситуации любой природы. (Как следствие преступлений и трагических событий. В том числе: предательство друзей, смерть близких людей, родителей, родственников, аварии, пожары, катастрофы, непосредственное участие в боевых действиях, свидетели и жертвы преступлений и терактов, жертвы врачебной ошибки и т.д.
  53. «Комплекс вины»: бремя тяжелой психологической ответственности за инвалидность или смерть близких людей, если человек вольно или невольно стал причиной этого.
  54. «Кризис среднего возраста», конфликты с самим(ой) собой, потеря смысла жизни, отсутствие перспективных целей.
  55. Негативные возрастные психо-физические изменения, влияние на характер и личность процесса климакса, старческие деградации в мышлении и поведении.

Прочтите данный список максимально внимательно. Теперь дам вам два необходимых комментария.

Комментарий первый. Важно понимать, что основных психологически стрессовых ситуаций в жизни людей на самом деле гораздо больше, чем приведенный список из пятидесяти пяти пунктов. Но, согласно моим наблюдениям, именно эти ситуации чаще всего оказывают на человека длительное воздействие, тем самым оказывая влияние и на его жизнь в целом. Разумеется, и на семейную тоже. Поэтому именно на них, в первую очередь, приходится обращать внимание.

Комментарий второй. Будучи не только психологом, но и в душе немного – философом от психологии, уместно замечу: данный список, – это линии жизни практически всех людей, в том числе и вашей собственной, уважаемый читатель. Это – некие квинтэссенции человека, отражающие, в том числе, его возраст, интеллектуальный и образовательный уровень, семейный, социальный, материальный и финансовый статус.

Согласно моим наблюдениям, средний человек проходит в жизни, как минимум, десять сложных ситуаций из приведенных пятидесяти пяти. Иные люди, с проблемной личностью и биографией, могут примерить на себя роли даже в двадцати, а то и – в тридцати из приведенных ситуаций. Сами же эти ситуации образуют между собой такие замысловатые комбинации, которые, по сути, являются персональными, глубоко индивидуальными, субъективно и объективно неповторимыми. По большому счету, это и есть наша с вами человеческая жизнь…

Не верите? Попробуйте сложить различные комбинации жизни из тех имеющих «психологическую подоплеку» пунктов, которые только что мною перечислены. Например, расставьте их в таком порядке, чтобы это отражало, или точнее – описывало, вашу собственную жизнь. Затем графически изобразите жизнь всех ваших знакомых, друзей, родственников. Потратьте на это пять-десять минут (это будет для вас весьма полезно и поучительно), вы сразу увидите, как различно все это комбинируется. Причем, очень похожих вариантов будет весьма и весьма мало. Скорее всего, их не будет вовсе.

Люди, хоть немного сведущие в математике, знающие термин «факториал» понимают, что вариантов комбинаций всех этих ситуаций в жизни одного человека может быть… много-много миллиардов! Можно даже сказать – бесконечность! Не верите – войдите в своем компьютере в функцию калькулятора, выберите вариант более «умного», инженерного калькулятора, напишите цифру 55 и нажмите на значок «п!» (факториал). Затем с удивлением посмотрите на получившуюся цифру из тридцати знаков, название которой лично я, как законченный гуманитарий, даже не знаю. Выходит, что даже пяти миллиардов жителей Земли, живущих в XXI веке, если бы все они разом обратились к психологам, все равно было бы недостаточно, чтобы отразить все бесчисленное многообразие житейских ситуаций. Так что, вы сами можете убедиться в том, о чем я начал говорить еще во введении:

 

При всей кажущейся стереотипности жизненных сценариев,

на самом деле, каждая жизнь и судьба – неповторима.

 

Теперь вы сами можете убедиться: жизнь и работа практического семейного психолога не так уж и скучна. И поймете, почему до сих пор нет (да и не может быть, в принципе!) ни одного мало-мальски полного учебника по психологии семейных отношений. Дело в том, что подробно описать все возможные сценарии жизни людей не представляется возможным. Для этого потребовались бы супер компьютеры, которые работали много тысячелетий подряд. А описание результатов их расчетов возможных сценариев жизни заняло бы миллиарды книг. Для издания которых, наверняка, потребовалось бы срубить все деревья на планете Земля. На это, как вы понимаете, ни один эколог не даст добро…

Теперь, перейдем от философии психологии, к суровой житейской практике. Еще раз пройдитесь по всему списку из основных пятидесяти пяти психологически-проблемных ситуаций, при этом, четко просчитайте те пункты, которые уже имели место в вашей жизни, и те, которые с высокой степенью вероятности в вашей жизни еще только предстоят. Их общая сумма и будет неким вашим персональным кодом жизни с точки зрения семейной психологии. Запишите эту цифру здесь_______.

Как никто другой, понимая, что Счастье и Удача улыбаются в нашей жизни далеко не всем, а реальная жизнь – это почти всегда преодоление бесконечных тягот и проблем, исходя из вышеописанного персонального кода, в своей практике делю всех людей (разумеется, и приходящих ко мне на прием супругов), на четыре условные категории:

Четыре категории людей (по Зберовскому):

Группа 1. «Счастливчики». Если из приведенного списка вы насчитаете меньше десяти пунктов – значит, вы – в целом счастливый человек. За вас можно только порадоваться. За ваших близких людей, между прочим, тоже.

Группа 2. «Обычные люди». Если вы насчитаете от десяти от двадцати пунктов из списка – значит, вы – среднестатистический человек, гражданин с обычным набором проблемных житейских ситуаций. В этом смысле, вы – представитель большинства. В данном случае – это тоже неплохо. Пока неплохо.

Группа 3.  «Человек-проблема». Если вы насчитаете от двадцати до тридцати пунктов – значит, вы – человек-проблема, с очень сложной биографией. Большая часть вашей жизни – это вечное Преодоление в квадрате. Причем, согласно моим практическим наблюдениям, главная проблема кроется все-таки именно в вас. И с этим срочно нужно что-то делать. Желательно, еще при жизни.

Группа 4. «Человек-беда». Если вы насчитаете больше тридцати пунктов – значит, вы – уже даже не человек-проблема, а целый человек-беда. Преодоление в кубе. Налицо супер сложный набор субъективных и объективных проблем. С этим вдвойне и втройне нужно что-то делать. Причем, немедленно! Причем, радикально! Полумерами тут не отделаешься!!!

При этом, следует учесть еще два нюанса.

Нюанс 1. Считать общее число правильнее на условную цифру в 40-45 лет. Потому, что в возрасте 20 лет почти все еще являются «счастливчиками». А все самое проблемное начинается только потом… Поэтому, если вам сейчас от 20 до 30 лет, попробуйте прикинуть, что из перечисленного с высокой степенью вероятности вас все-таки ожидает именно в 40-45 лет. Так будет точнее.

Нюанс 2. Надо учесть, что есть так называемые «пограничники». Это люди как бы «зависшие на грани» между различными категориями. То есть, например, у человека от 9 до 12 пунктов. Он – не то «счастливчик», не то – «обычный человек». Или от 19 до 22 пунктов. Он – не то «обычный человек», не то – «человек-проблема». Как вы понимаете, грань между «человеком-проблемой» и «человеком-бедой» может быть вообще условной. Так вот, в данном случае имеет значение, компенсированы ли, преодолены в психике человека хотя бы часть из его проблемных житейских ситуаций, или нет. Если у человека 12 пунктов, но два-три из них могли бы быть успешно преодолены и забыты еще в юности или молодости, человека вполне можно относить к «счастливцам». А вот если человек имеет 18 пунктов, формально он – «обычный человек». Но, если все его еще детские и юношеские комплексы продолжают жить в нем и в 30 и в 40 лет, по своей сути его вполне можно отнести уже к «человеку-проблеме». И вести он(а) может себя соответствующим образом.

Поэтому, относя себя к той или иной группе, следует понимать, какие из ваших прошлых проблем давно изжиты и не оказывают существенного влияния на ваше поведение (погашены, как судимости), а какие – все еще живы. И, словно неубранные мины, оставшиеся в полях после войны, просто притаились, тихо ждут своего часа, чтобы взорваться в вашей голове… Или, в вашей семье!

Впрочем, в рамках этой книги, пока я не буду углубляться в свою типологию личностей. Более подробно поговорю об этом в какой-нибудь из других своих работ.

Теперь немного расстрою тех, кто отнес себя к группе №1 и группе №2 и, казалось бы, только-только вздохнул с облегчением. Расстрою, потому, что напомню: эта книга не о персональных жизненных бедах и победах, а о семейных конфликтах и разводах. То есть о тех бедах, которые сваливаются сразу на несколько человек, на микро коллектив. И где повинны в этих бедах, чаще всего, тоже сразу несколько человек.

Теперь попробуйте представить себе все это в некоем комплексе, то есть именно в том виде, как все это имеет место быть на самом деле, без упрощений. Тогда вы поймете, почему формируя свое первичное впечатление о личностях пришедших ко мне на прием супругов, прежде всего,  мною учитывается именно пресловутый «шестой пункт»: Весь конкретный набор случившихся до настоящего времени психологически стрессовых для человека жизненных ситуаций, оказывающих на него длительное воздействие, а также сам характер его реакций-ответов на все эти «вызовы» в его биографии: адекватно ли «ответил» он на них, чем-то компенсировал все эти стрессы и успешно пережил их, или же психологически согнулся-сломался. Сейчас же предлагаю вам попробовать посмотреть моими глазами на некий реальный семейный пример из практики работы:

 

Первичная оценка семейного конфликта:

Пример семьи: Игорь, 36 лет, Анна, 34 года.

Ситуация: На прием пришли супруги, семейный стаж – семь лет, дружили до брака меньше года, имеют трехлетнего сына. Собираются подавать на развод, так как муж убежден в том, что жена активно ищет себе чужое мужское внимание, уклоняется от семейного интима, не желает заводить второго ребенка, все ее родственники – против него. Формально, факта измены нет. Жена не знает, что делать, но мириться сама не желает, считает себя  «выше всего этого», «не желает вставать на колени перед холодным бездушным чурбаном, да еще и ревнивым». Оба супруга из полных семей, имеют высшее образование. С алкоголем, наркотиками, агрессивностью, ни у кого проблем нет. Муж может вспылить, но никогда не поднимал руку на жену. Семья неплохо обеспечена. Работают оба супруга, но основной источник семейного дохода – заработки мужа. Квартира и машина – также результат именно его труда. Бытовых конфликтов нет. Ребенка любят оба супруга, муж помогает жене в домашних заботах (хоть и не часто). Ребенок уже ходит в детский сад, мама вышла на работу. Пришли на прием по совету каких-то своих знакомых, которые когда-то обращались ко мне за помощью. Сами не знают, какой из этого будет результат. Но, по первым заявлениям, обе стороны готовы к разводу.

Начинаем разбираться: Итак, у нас есть Игорь, 36 лет из категории №1 «счастливчики», у которого в  жизни было всего девять из перечисленных выше житейских бед: ребенок был свидетелем драк между родителями, имел в подростковом возрасте комплексы из-за низкого роста, был ярым панком, пережил две личные трагедии, связанные с разрывом длительных любовных отношений (оба раза его бросали девушки, после чего он решил, что теперь бросать будет только сам и первым). Весьма конфликтный из-за чрезмерной ревности, ссорящийся с родителями жены, периодически изменяющий жене с кем попало, находящийся в свои 36 лет в состоянии хронической усталости и нервного истощения («синдром менеджера»), недавно переживший трагическую смерть друга, умершего у него на руках. И вот, после шести лет брака, этот успешный заместитель директора крупной коммерческой структуры, от своего знакомого, что работает вместе с его женой, вдруг узнает, что у Анны (ей 34 года) на работе завелся какой-то подозрительный «друг». Не факт, что он – любовник, однако они с женой вместе ходят на бизнес-ланч, он дарит ей шоколадки, регулярно (причем, открыто) звонит ей днем в выходные дни, типа что-то там «советуется по работе».

Жена Анна представляет из себя «девушку-пограничника». Формально она – «счастливчик». У нее, как и у мужа, также всего 9  проблем в прошлом: была в детстве с кривыми зубами и сильно из-за этого комплексовала. Отсюда, у нее были проблемы в общении со сверстниками. Ее мать со скандалом выгнала пьющего отца из дома и подала на развод, а дочь очень любила папу. Несмотря на то, что родители затем сошлись (так как у папы было много денег и его квартира), все это оставило в душе девушки заметный отпечаток. Поэтому в жизни уже выросшей девушки имело место личное одиночество, были сложности в поиске «второй половины», неразделенная любовь. Работая в бюджетной сфере, замуж она вышла в 28 лет за первого, кто ее позвал, без особой любви, потому что было «надо». Никакого интереса к сфере секса у девушки не было, поэтому и в интимной жизни семьи все происходило только после инициативы мужа, которого скоро стало раздражать, что «ему больше всех надо».

Еще Анна сильно переживала, что первых два с половиной года брака не могла забеременеть, а после рождения дочери испытала женскую послеродовую депрессию. Однако, в отличие от мужа, который давно забыл и о том, что был самым низким в классе, и панком, и многом другом, большая часть прошлых проблем девушки так и не были девушкой преодолены, в том или иной виде сохранились в ее памяти, отражались в поведении.

Технически, сама по себе вскрывшаяся ситуация была проста. Девушке после поздних родов и стресса пережитого из-за сложностей с беременностью, элементарно не хватало мужского внимания, заботы, цветов, комплиментов и улыбок. А вот муж, в своей борьбе за «мужское я», еще с юности чересчур закалил/перекалил себя, растерял всю нежность и сентиментальность, зато приобрел жесткость и резкость. Муж был хорошим отцом и нормальным семьянином, но чересчур много работал, был слишком суров, чтобы быть мягким и внимательным. Игорь просто недодал своей жене элементарного человеческого тепла, но в этом был сам по себе не виноват: во-первых, будучи требовательным к себе, он был недостаточно добрым к другим. Во-вторых, таков был стереотип поведения в его собственной семье. В-третьих, он не знал, что психотип его жены требует регулярной дополнительной моральной поддержки.

Анна, скорее всего, до  измены со своим хорошим приятелем на работе не дошла бы (хотя, все возможно). Но, муж, узнав о двух совместных обедах с посторонним мужчиной, логически связал это с тем, что жена недавно отказала ему в рождении второго ребенка, предложив сделать через несколько лет. Сама женщина считала, что ей нужно за пару лет продвинуться в карьере. Истинной причиной затягивания вопроса о втором ребенке являлась послеродовая депрессия. Однако, муж увидел в этом подготовку жены к разводу, стремление родить уже от другого человека. В итоге, он  устроил дома серьезный скандал, обозвал жену «дешевой шлюхой», в знак протеста устроил ей сексуальный бойкот на три месяца. В семье в воздухе повисло тягостное напряжение…

Но, на этом все не заканчивается, а только начинается. Тут в дело вмешались дополнительные силы. Отец у мужчины давно умер, но мама Игоря – Ирина Александровна всегда недолюбливала свою невестку. Как дама старой закалки, она считала, что та вышла замуж слишком поздно (в 28 лет), долго не могла забеременеть, а потому – является старой девой, которая должна носить мужчину взявшего ее в жены буквально на руках. Сама мама, в свои 60 лет являла из себя классического «обычного человека»: прошла в своей жизни уже 17 проблемных ситуаций из 55. В данный момент времени, боролась  с личным одиночеством (после смерти мужа она так и жила одна), переживала понижение в должности на работе (с завуча школы стала просто учителем), уже  начала испытывать на себе негативные возрастные психо-физические изменения.

Кроме того, несмотря на то, что в их семье были равные дружеские отношения между супругами, Ирина Николаевна, в душе, считала главной именно себя. Поэтому она изначально недолюбливала отца и мать жены сына, так как считала, что та женщина – «слабачка», потому, что пребывала у мужа в явном подчинении. И демонстративно в гости к своим новым родственникам не ходила.

В силу наличия данного комплекса факторов, узнав о конфликте в семье своего сына, Ирина Александровна посчитала, что самое правильное – немедленно подать на развод. Сделав в свое время аборт, и не имея возможности родить еще, она всю жизнь переживала, что виновна в гибели возможного ребенка и остро хотела, чтобы ее сын завел детей еще. Поэтому, узнав об отказе Анны родить второго ребенка, она тут же рьяно начала подыскивать сыну новую невесту, чтобы он женился во второй раз и смог завести еще двух-трех малышей.

В это же время началась «битва за дочь» со стороны семьи жены Анны. Ее папа – Николай Сергеевич, в данный момент времени переходил границу от статуса «обычного человека» к статусу «человека-проблемы». Занимая высокий пост руководителя в своей организации, он был законченным алкоголиком и грубияном. Поэтому, в целом неплохо относясь к своему успешному зятю (который сам купил квартиру и две дорогих машины – себе и жене), тем не менее, узнав о конфликте, он все поставил на принцип. Его заявление было простым: «У меня хватит денег, чтобы прокормить и дочь и ее ребенка. Квартиру, если что, поможем ей взять в ипотеку. Делаем так: Развод и покупка квартиры. Кредиты плачу я! И точка!».

Мать жены, Елена Михайловна, женщина из категории «обычный человек», всю жизнь глубоко страдала, что сама так и не смогла состояться в жизни: сначала вышла замуж, затем родила двоих детей, а вот карьеры так и не сложилось, собственных больших денег никогда не зарабатывала. А очень хотелось. Да еще и вынужденное возвращение к пьющему мужа (он ее пару раз выгонял из дома и бил) просто потому, что у него была большая квартира (умно записанная на его маму и не подлежащая разделу после развода) и приличный доход. Поэтому, как водится, переложив свои несбывшиеся мечты на дочь, именно она не советовала дочери заводить второго ребенка, а лучше сконцентрироваться на карьере и стать финансово независимой от мужа. В этой ситуации, она тоже поддержала дочь, чтобы та «не терпела выходок чванливого дурака-мужа», а развелась. Состоялась в карьере, достигла высокого финансового и социального статуса благодаря не мужу, а самой себе. А там, мол, видно будет. Если еще раз захочется замуж – дело ее…

Таким образом, можно наглядно увидеть, что родители с обеих сторон могут быть одинаково опасными для брака своих детей. И это – несмотря на глубокое различие в тех причинах, которые побудили их принять такое решение.

Даже не будучи психологом, можно предположить, что если бы не негативное влияние родителей, супруги Игорь и Анна, вполне могли бы самостоятельно преодолеть свой семейный разлад. Но, увы, в реальной жизни, очень много факторов направлены против брака. В том числе, самые близкие друзья супругов.

К примеру, большинство друзей и подруг, ровесников Игоря и Николая к своим сорока годам, подходя к кризису среднего возраста, уже оказались разведены. Соответственно, поддерживать чужую семью, потеряв свои собственные, будучи объективно обиженными на противоположный пол, способны лишь единицы мужчин и женщин. Поэтому, практически все подруги Анны и друзья Игоря, узнав о сложной ситуации в их семье, посоветовали им «не быть мямлями, а быть жесткими и решительными, разойтись и начать все сначала». При этом, одни разведенные женщины советовали так просто потому, чтобы на фоне очередного развода подруги, не так сильно ощущать себя «разведенками» и неудачницами в жизни. Другие (намучившись со своими мужьями-алкоголиками), после своих разводов, приведя себя в порядок, завели себе любовников, на самом деле стали жить в полном душевном покое. Поэтому, вполне искренне желали своей подруге такого же спокойствия. В том числе, совсем недавно развелась ее коллега по работе, девушка 26 лет, которая тут же завела романтические отношения с богатым мужчиной, чуть ли не каждый день хвасталась перед коллегами полученными подарками.

Многие друзья мужа, уже успевшие после развода завести новых подруг или даже создать семьи, были по-своему правы, считая, что Игорь, в свои 36 лет, еще вполне востребован у женщин. И если быстро создаст новую семью, то вполне сможет успешно войти в одну и  ту же воду семейной жизни второй раз.

И вновь, вы можете убедиться в том, что совершенно различные факторы, действующие в головах мужчин и женщин, могут вызывать совершенно одинаковые негативные последствия для семейной жизни.

Между тем, мы еще не сказали о «друге» Анны. Как показал наш разговор с ней один на один, «роковой мужчина» оказался системным администратором Сергеем, в возрасте 30 лет, который только несколько месяцев назад был принят на работу в данный коллектив. Как это нередко случается с мужчинами из виртуального мира, он был слегка «странным»: будучи неплохим специалистом, он крайне плохо адаптировался в новом коллективе, плюс уже как три года был разведен. К Анне он прибился просто потому, что она, будучи сама психологически слабой, оказалась очень отзывчивой по отношению к тому человеку, кто оказался еще слабее ее. Поэтому она, сама этого не понимая, взяла Сергея под свою опеку, тем самым «подлечивая» собственную психику, хоть где-то ощущая себя сильной и кому-то нужной (сильному мужу никакой помощи и поддержки от жены было не нужно).

Факт остается фактом: такого рода «шефство» почти всегда приводит к возникновению взаимных чувств и интимных отношений, проще говоря – к изменам. В этом смысле, мужу Анны Игорю, наверное, было за что опасаться. Поэтому остановить развитие данных отношений (хоть и не такими жесткими мерами), было вполне целесообразно.

 

Результаты первичного анализа ситуации «Игорь и Анна»:         

Слушая выступления супругов, оценивая данный набор фактов, во-первых, я понимаю, что данная конфликтная ситуация является результатом не только и не сколько конфликта непосредственно между самими супругами, сколько:

Провоцируется различными комплексами, тем внутренним душевным дискомфортом, который возник в голове у Игоря и Анны, сформировался еще задолго до образования данной семьи. Подчеркиваю: не в самой семье – а задолго до ее образования! В данном случае, проблемой семьи стало то, что ни муж, ни жена не проявили усилий, чтобы решить не только чужие, но и свои собственные психологические проблемы.

— Осложняется неправильным и глубоко ошибочным поведением близких родственников и друзей Игоря и Анны, которые вместо того, чтобы примирить партнеров по семейным отношениям, всячески их ссорят между собой и фактически подталкивают к разводу.

— Отягчается отсутствием нормально выстроенных отношений между родственниками Игоря и Анны. Что разминированию и сглаживанию конфликта никак не способствует.

Собственно, все. Для меня, как для специалиста, уже нет никакого смысла продолжать дальнейшее выяснение деталей семейного кризиса. Данная ситуация – возможность показать вам, моим читателям, что вопреки расхожему мнению:

 

Семейный конфликт и развод – чаще всего, дело рук вовсе не супругов,

точнее – не только супругов. Это – результат усилий сразу нескольких

 человек, а то и вообще, доброго десятка. Плюс стечения обстоятельств.

 

Сама эта, в общем-то, рядовая житейская ситуация, является для меня отличной возможностью наглядно показать читателям, что разбираясь с определенным видом семейных конфликтов, фактически психолог имеет дело не столько с неким конкретным физическим лицом (или с двумя лицами – мужем и женой), сколько с индивидуальным рисунком психотравм, переданными по наследству от родителей жизненными установками, личными достижениями и провалами партнеров, плюс набором объективно сложившихся конкретных жизненных ситуаций. Проще говоря, при первичном сборе информации о супругах и их семейной беде, психолог обязан отделить «зерна от плевел», «волков от овец», понять три вещи:

  1. Что подготавливает конфликтную семейную ситуацию, является для нее «благодатной почвой». Что сложилось давно, еще задолго до данного конфликта, а то еще и за годы до знакомства с данной «семейной половиной», в прошлой жизни мужчины и женщины: юношеские комплексы, негативный опыт прошлых любовных и семейных отношений, весь тот комплекс из 55 психологически стрессовых ситуаций, что были или имеются у человека в жизни, прошлые конфликты в паре (возможно, совсем по другому поводу, чем сейчас.
  2. Что создает уже непосредственно саму конфликтную семейную ситуацию. Значимость и весомость собственно причины конфликта. Это характер отношений между супругами, неправильность устройства самой системы семейного общения, чьи-то серьезные поведенческие ошибки (типа СМС-переписки с нем-то, алкоголизм, сексуальные забастовки) и т.д. Плюс набор объективных ситуаций (типа снижение доходов кого-то из супругов, появление на работе у мужа очаровательной коллеги, возвращение в город старой любви жены и т.д.).
  3. Что подогревает семейный конфликт, обеспечивает его развитие, эскалацию. Степень влияния на конфликт внешних сил. Чаще всего это позиция родителей, родственников, друзей и знакомых супругов (даже их соседей). Иногда – позиция взрослых детей, однозначно принимающих сторону кого-то из партнеров. Кроме того, это набор поведенческих штампов и установок, действующих в голове у супругов. Типа: «Я – мужик и никому не позволю меня строить и учить жизни!». Или: «Я мужик в самом соку, деньги у меня есть: разведусь и женщины из-за меня еще драться будут, а я выберу себе самую лучшую». Соответственно, у женщин: «Я еще молода и легко смогу найти себе нового мужа!», «Я – современная женщина и не потерплю, что мною командует мужчина, который зарабатывает меньше меня, да тем более без высшего образования».

Соответственно, при работе психолога с конфликтующими супругами, важно как можно быстрее и точнее сгруппировать полученную информацию по всем трем данным группам. Затем – действовать исходя из ситуации и принятых решений.

Лично я, оценивая то, что вижу и слышу в конкретной семейной истории, всегда мысленно принимаю ее за 100% и как бы делю ее на три части (равные или неравные, в зависимости от ситуации) по всем трем данным направлениям. Завершая в этой главе наш предметный разговор о паре из Игоря и Анны, я разделил бы их конкретную ситуацию следующим образом:

  1. Подготовка конфликтной ситуации прошлой жизнью партнеров – 30%.
  2. Значимость и весомость собственно причины конфликта – 20%.
  3. Степень влияния на конфликт внешних сил – 50%.

Хочу сразу оговориться, что глубоко научно обосновать данное распределение факторов каждой конкретной семейной ссоры (да и вообще любого конфликта в жизни людей), крайне сложно. Фактически это чисто субъективное распределение, зависящее, прежде всего от жизненного и практического опыта семейного психолога, а также от степени откровенности и искренности обратившихся за помощью супругов. Кстати, именно по этой причине, приходить к семейному психологу супругам (или влюбленным) всегда правильнее именно вдвоем. Только в этом случае, вероятность получения именно комплексной, то есть двусторонней информации, максимально высока, что и обеспечивает максимально возможную объективность собственного экспертного мнения семейного психолога.

Если же вам интересно, как выглядит наиболее распространенная ситуация  в семейных конфликтах, то я вижу ее так:

Шкала значимости различных факторов в семейных конфликтах:

На первом месте – степень влияния на конфликт внешних сил – 50%. (мамы-мапы, друзья-подруги, любовники-любовницы, коллеги по работе).

На втором месте – подготовка конфликтной ситуации прошлой жизнью партнеров – 30%.

На третьем месте – значимость и весомость собственно причины конфликта – 20%. (Как видите, ее значение я оцениваю весьма низко).

Соответственно, вся стратегия и тактика моей работы с данной парой (Игорь и Анна) будет заключаться в последовательном устранении данных факторов по схеме «сверху вниз», начиная с самого важного и  заканчивая самым незначительным.

В ходе моей психотерапии, сначала я обозначаю супружеской паре свой взгляд на их ситуацию. Знакомлю с данной раскладкой процентов, если нужно – спорю и обосновываю. Если супруги оказываются вполне разумными и вменяемыми людьми, они соглашаются с моей оценкой ситуации. Тем более, что в данном варианте, людям всегда проще принять мысль о том, что сами-то не так уж и виноваты: виновны совсем другие люди и психологические факторы из прошлого, еще добрачного времени.

Приведя ситуацию к общему «знаменателю», когда семейный психолог и семейная пара оказываются едины в оценке ситуации, я предлагаю некий алгоритм последовательных действий, которые должны вывести ситуацию из тупика.  В случае Игоря и Анны, я рекомендую им следующее:

Первое. В течение периода до трех месяцев максимально сократить общение с родственниками мужа и жены. Даже с собственными родственниками. При этом, пояснив всем, что в данной ситуации Игорь и Анна хотят прийти к собственному, а не чужому мнению и решению. И это пойдет на пользу всем.

Отношения с родственниками должны возобновиться, только после полного завершения цикла семейной терапии. При этом, требую, чтобы супруги принудили своих собственных родителей найти возможность извиниться перед «вторыми половинами» и сказали, что они в итоге очень рады, что семья все-таки сохранилась.

Второе. Поскольку супруги имели глупость в своих семейных дискуссиях озвучить «разводную» позицию не только родственников, но и друзей, отныне подруги жены и друзья мужа вызывают у «второй половины» только реакцию раздражения. Соответственно, прямо ставлю перед Игорем и Анной задачу: сменить или, по меньшей мере, обновить общий круг общения, желательно вообще создать новый. Начать общаться с теми, с кем до этого общались мало, постараться завязать отношения с другими супружескими парами. В данном случае, прежде всего, за счет более специализированного общения с родителями тех детей, что ходят в одну группу детского сада с их ребенком.

Третье. Супругам важно постараться преодолеть психологические проблемы юности. Очень советую вложить приличные деньги в смену имиджа и гардероба жены. Анна должна перестать быть «серой шейкой», должна раскрыться как женщина настолько, чтобы у нее не было потребности получать жалкие крохи внимания от посторонних мужчин. Соответственно, для преодоления боязни Игоря, что его могут бросить (как с ним это бывало раньше), я прошу, чтобы Анна в присутствии психолога сказала мужу, что очень его любит, и на самом деле никогда всерьез не думала о разводе. Просто оказалась под давлением родственников и друзей. После того как случилось это трогательное объяснение в любви, в разговоре один на один я беру с мужа обещание уделять своей жене как можно больше личного внимания, ежедневно говорить комплименты, писать в течение дня СМС, забирать с работы и т.д.

Четвертое. Супругам необходимо преодолеть семейное домоседство и создать полноценную семейную «культурную программу». Как выяснилось, за шесть лет брака, супруги ни разу совместно не были в отпуске. Да и полноценных отпусков, собственно говоря, у них не было. Все ограничивалось только поездками на два-три дня на местные озера, к родственникам в деревню. После рождения ребенка, супруги вообще не отдыхали вдвоем. Неудивительно, что все это очень плохо отражается на семейной жизни. Поэтому и простой бизнес-ланч с коллегой в этих условиях для Анны показался чем-то таким романтическим и душевно приятным. Отсюда мораль:

 

Чтобы жена не ходила с коллегой на бизнес-ланч,

муж должен сам чаще ходить с ней в кино, кафе и спортзал.

 

Пятое. Необходимо восстановить нормальную интимную жизнь в паре. Прежде всего, прекратить неправильную практику, когда супруги засыпают с маленьким ребенком в одной постели. Ребенок должен спать все-таки отдельно. Выходные, когда ребенка берут бабушки-дедушки, должны использоваться супругами вовсе не для генеральной уборки квартиры и не для похода на рынок, а для чего-то гораздо более пикантного.

Шестое. Если отношения между супругами постепенно исправятся и отрегулируются, самое время все-таки завести второго ребенка. По моему плану, это должно произойти в течение года.

К моему профессиональному удовлетворению, супруги Игорь и Анна без споров принимают не только мою оценку событий, но и сам алгоритм «размагничивания» семейного кризиса. Забегая вперед, сообщу, что в итоге, в данной семье все сложилось хорошо, а через год в паре появился второй сын.

На этой оптимистичной ноте, завершаю первую главу данной книги. В ней я постарался наглядно вам показать, что семейные конфликты и разводы – вовсе не такая простая и однотипная вещь, как иногда это может показаться. Вовсе, нет:

 

Любой семейный конфликт, а тем более развод –

это комплексное явление в жизни мужчины и женщины,

это всегда сумма их прошлого жизненного опыта,

разочарования в настоящем и ожиданий в будущем.

 

Впрочем, об этом мы еще поговорим. А сейчас практические рекомендации.

 

Практические рекомендации.

Первое. Проведите аудит вашей семьи и характера семейных конфликтов собственными силами. Напомню вам, что в любой конфликтной семейной ситуации есть три слагаемых, сумма которых принимается нами за 100%:

  1. Степень влияния на семейный конфликт внешних сил.
  2. Подготовка конфликтной ситуации прошлой жизнью партнеров.
  1. Степень значимости и весомости собственно причины конфликта.

Соответственно, попробуйте любые ваши рядовые или неожиданные семейные конфликты разложить на эти три составляющие. Разумеется, не забудьте при этом определиться с их процентами. Прийти в этом вопросе к консенсусу.

Проведите этот ваш семейный «разбор полета» вместе с вашей «половиной». Сядьте за стол переговоров, заварите вкусный чай (спиртное категорически не приветствуется), приготовьте что-нибудь вкусненькое. Практика тех тренингов, когда я учил подобной методике «семейного само аудита» конфликтующих супругов, оказывалась весьма позитивна: как только муж и жена приобретают навыки отличать собственно конфликтную ситуацию от «психологического эха» их детских и юношеских комплексов, негативного опыта прошлых любовных и семейных отношений, и «фактора внешнего давления» со стороны родственников и детей, снимают с конфликта «внешнюю шелуху», словно листья с капусты, так суть самого семейного конфликта, нередко, оказывается настолько мизерной и ничтожной, как кочерыжка от капусты, что супругам ничего не остается, как… посмеяться и помириться. Причем, даже не обращаясь к услугам семейного психолога. При этом, учтите второй пункт.

 

Второе. Откровенно назовите вслух степень собственной зависимости от ваших родственников и друзей. Как практик, авторитетно вам заявляю:

 

Мужчины и женщины очень похожи в том,

что все мы считаем зависимыми от родителей не себя,

а только представителей противоположного пола.

 

Увы, быть честным и объективным в этом вопросе очень и очень трудно! Признавать себя «маменькиным сынком» или «папиной дочкой» крайне сложно. Гораздо проще сказать, что сугубой зависимостью от родителей грешит только «вторая половина», а мы сами «просто поддерживаем родственные отношения и не более того». Однако, моя практика показывает, что среди современных образованных людей все-таки находится немало тех, кто может наступить на собственное самолюбие, честно признать то, что для их «половин» и окружающих, как правило, давно очевидно.

Особенно полезно, если свою психологическую зависимость от решений (или денег, квартир и связей) родителей и других родственников, признают сразу оба супруга. В этом случае, предельная откровенность более чем позитивно влияет на устройство семейной жизни, существенно снижает уровень конфликтности, вызываемой внешними для семьи факторами. В данном случае, супруги просто договариваются о том, что отныне:

— прежде чем советоваться с родителями и друзьями по каким-то вопросам собственной семейной жизни, супруги все-таки будут советоваться друг с другом;

— супруги вообще будут стараться ни с кем не советоваться, а принимать согласованные решения предельно самостоятельно.

Поверьте мне: это – серьезно снижает зависимость супругов от мнения хоть и близких родственников, но все-таки – с момента посещения ЗАГСа, объективно посторонних для семьи людей.

 

Третье. Знайте наиболее частую причину негативного влияния родителей кого-то из супругов. Если ваши родители – против вашей «половины», или родители мужа(жены) – против вас, чаще всего это означает, что ваш брак состоялся вопреки настроениям родителей кого-то из супругов. (А то и вопреки настроениям родителей сразу обоих супругов). Когда у родителей либо имелся собственный вариант пары для своего ребенка, либо им просто не нравится личность, характер или социальный статус избранника(цы) сына (дочери).

В этом случае, обоим супругам важно понимать, что личная неприязнь родителей одного из супругов к его «половине» обычно начинает маскироваться под общие разговоры о том, что семья для их ребенка – еще слишком рано. А если сын или дочь очень внушаемы, или традиционно находятся под большим влиянием родителей, спустя полгода – год таких вот мнений-разговоров у такого «супруга – еще ребенка» постепенно формируется не только мнение, что его(ее) половина – ему(ей) «не пара», но и уверенность, что мужу или жене – самое время сначала развестись, а затем сделать «правильный выбор». Разумеется, согласованный с родителями. Тут нужно просто понять:

 

Если супруги дистанционно управляются родителями –

это означает, что по своей сути детьми

являются не только они сами,

но и их не наигравшиеся в куклы и «семью» родители.

 

И сделать из этого соответствующие выводы.

 

Четвертое. Создайте теплые отношения с родителями супруга(и). Вообще, не перестаю удивляться заявлениям, которые часто слышу от супругов: «Я вышла замуж(женился) только за конкретного человека, а общение с  его(ее) родственниками мне не интересно. Это – его(ее) личные проблемы! Да и вообще: там все дураки, хамы и уроды (или слишком модные)! Мне с ними не о чем разговаривать, да и вообще – не по пути! У меня есть мои собственные родители, главное, чтобы у меня с ними все было хорошо…». Как практик, авторитетно заявляю: этот подход не просто неправилен по своей сути, он – очень опасен для судьбы семьи! Дело в том, что кровные отношения, и эмоциональную связь, особенно по линии мать-ребенок(сын, дочь) разорвать практически невозможно. Отсюда, знайте:

 

Охлаждение отношений с родственниками вашей «половины»

автоматически, бумерангом ударит по вашей собственной семье!

 

Зная многие сотни примеров разводов, которые произошли в семьях в том числе по причине открытого конфликта между супругами по вопросам отношений с родителями(и другими родственниками) друг друга, заявляю: Это охлаждение может произойти не быстро, может иметь место не в прямой (открытый конфликт с вами), а в опосредованной форме, когда вашу половину будут медленно и аккуратно настраивать против вас. Однако, факт все равно останется фактом: ваша семья гарантированно испытает негативное воздействие на себя с самых болезненных для психики человека углов атаки. Спрашивается, насколько это вам нужно? Наверняка, совсем не нужно! Поэтому, в этом щекотливом вопросе очень советую руководствоваться русской народной мудростью: «Ласковый теленок молоко сразу двух коров пьет». Проще говоря, бросить все силы на создание теплых дружеских отношений с родственниками (особенно – родителями) вашей семейной половины.

 

Пятое. Исключите плохое влияние холостой-незамужней кампании.

Известно: «на человека влияет его среда общения». Особенно это актуально тогда, когда семью создают еще молодые мужчина или женщина в возрасте 20-30 лет. В этом случае, очень многие из их привычной кампании одноклассников-одногруппников, все еще не женаты/незамужем. Разумеется, они проводят свое время именно так, как это положено проводить время в этом возрасте и в этом «свободном» статусе – весело, разнообразно, с массой эротических приключений. И некоторые молодые супруги, которые еще не успели привыкнуть к своему новому социальному положению и быту, бывает, пытаются жить как прежде, то есть равняются на образ жизни своих холостых/незамужних знакомых. Остро им завидуют, пытаются периодически к ним присоединяться, наталкиваются на непонимание своих «половин», скандалят и… сгоряча могут подать на развод!

 

Стремление некоторых молодых супругов

жить «вчерашним днем» является ничем иным

как примером психологической «инерции мышления».

 

Это на самом деле – чистой воды «инерция мышления», очень напоминающая по своим проявлениям так называемую «фантомную боль», когда у человека, у которого удалили ногу или руку, но они… даже через год-два по-прежнему чешутся или болят. Выход тут один: молодоженам следует понимать:

 

Стремление жить «вчерашним днем» часто приводит к тому,

что человек на самом деле в итоге оказывается в этом «вчера»,

а затем очень сильно по этому поводу сожалеет и раскаивается.

 

Отсюда, имейте в виду:

 

Создав семью – пересмотрите свой круг общения!

 

Еще раз поясню. Перейдя с одной работы на другую, обычно мы продолжаем общаться не более чем с одним-двумя своими бывшими сослуживцами, а то и вовсе теряем с ними всякую связь. Начав заниматься каким-то новым делом или хобби – стараемся обзавестись знакомыми именно из этого, а не какого-то другого круга. А вот очень многие молодые мужчины и женщины, создав семью, странным образом убеждены, что их святой долг не сохранять любой ценой свое новое семейное приобретение, а упорно держаться за свой прошлый круг общения, цепляться за него даже тогда, когда это идет явно вразрез семье, вызывает раздражение супруги(а).

 

Поступая разумно при смене круга общения при обычных

изменениях в жизни, многие люди совершенно неразумно

держатся за старый круг, став супругами.

 

Как психолог, я убежден: создание семьи вовсе не оказывает негативного воздействия на умственную деятельность и волю молодых мужчин и женщин. Потому для тех, кто способен понять, что его(ее) супружество оказалось под угрозой как раз под влиянием своей очень веселой прошлой досемейной кампании, очень советую лучше подумать о том, каким образом уменьшить негативное воздействие своего прошлого на свое будущее.

 

Продолжение общения с прошлой кампанией в полном объеме

является ударом молодых супругов по их собственному будущему.

 

Подчеркиваю: прекращать общение с прошлой кампанией вообще, раз и навсегда, вовсе не следует! Пожалуйста, общайтесь. Но, обязательно проведите кастинг, отбор, селекцию своего прошлого круга общения по трем направлениям:

— Исключите из своего общения тех, кто лично не нравится вашей половине;

— Сведите к минимуму общение с теми, кто склонен к пьянству, изменам и таким «резким» поступкам, которые могут закончиться вызовом милиции или вашим соучастием в каком-то правонарушении вместе с этими людьми.

— Ограничьте свое общение с теми, кто не только до сих пор еще не замужем/неженат, но и открыто выступает против семьи.

Быть может быть это несколько жестко, но поверьте: это единственный способ сделать вашу семейную жизнь как можно более комфортной. В этой связи, стоит понять следующее:

Не следует думать, будто семья – это некий «боковой отросток» к обычному течению жизни, появление которого никак не отразится на общей ситуации. Напротив: отныне вся прежняя жизнь – это не более чем «боковой отросток» на главном стволе возникшей новой семьи. Причем отросток, который иногда бывает нужно отпилить вовсе…

Да и вообще, вы же знаете старинные народные поговорки: «с волками жить – по-волчьи выть!», «в чужой монастырь со своим уставом не ходят!». Идти в семейный уклад с гурьбой старых друзей-подруг просто не получится: могут выгнать не только вашу кампанию, но и не пустить в дом и вас самого(саму). А выть в семье следует по-семейному, то есть рычать на всех тех, кто «ввиду своих прежних заслуг» пытается быть ближе к кому-то из супругов, чем его «вторая половина». Бояться данных мер вовсе не следует: уменьшение общения с прежней «досемейной» кампанией – вовсе не синоним слову «вообще прекратить общаться». Во-первых, вы можете по-прежнему с ними созваниваться и звать в гости, а во-вторых, вам следует принять меры по скорейшему определению их собственной семейной перспективы (знакомьте мальчиков с девочками и наоборот), а в-третьих, никто вам не запрещает восстановить отношения с наиболее «тусовочными» из них эдак лет через пять-семь, когда в вашей семье все уже более-менее устоится… Зато вашей семье ничего не будет угрожать, ссор между супругами станет меньше!

Впрочем, тема отношений супругов с родителями, будет нами более специально продолжена в главе 16 «В тени дерева можно жить, но собственный рост замедляется». Так что, наш разговор об этом еще не закончен.

 

Ремарка.      

Если по характеру этой статьи вы, вдруг, подумали, что автор считает, что большая часть семейных конфликтов возникает из-за влияния на семью извне – со стороны родителей и друзей, то имейте в виду: Это вовсе не так! Просто первым делом, важно отделить собственно конфликтную ситуацию от ее «психологического эха», от ее интерпретации, особенно интерпретации другими людьми. Как говорится, есть интерпретация, а есть интертрепация, от слова «треп». И вот с этим следует разобраться сразу.

С уважением, семейный психолог, д.к.н., профессор Андрей Зберовский.

Запись на личную или онлайн консультацию по телефонам: +79266335200, +79029905168.


Оставить ответ