Как не обижаться на родителей, если они любят одного из детей больше?

размещено в: Без рубрики | 1

Мама любит младшую сестру больше, чем меня. Обратившейся ко мне за помощью Антонине недавно исполнилось сорок три года. Женщина явно относилась к числу успешных: высшее образование, ухоженная внешность, нет тяжелых и хронических заболеваний, счастливый брак длиной в девятнадцать лет, полное взаимопонимание с мужем, двое детей – старшеклассниц, сама состоялась в серьезном бизнесе, очень хороший доход, дом за городом, престижная машина. Когда я закончил выяснение самых общих данных о человеке, в качестве причины обращения к психологу, ожидал услышать что-нибудь вроде, вроде: «я влюбилась», «изменил муж» или «есть проблемы с детьми». Но Антонина вдруг заплакала и сквозь слезы произнесла: «У меня есть большая человеческая обида на маму. Обида, длиною в жизнь».

Женщина с трудом сдерживала себя и в процессе своего рассказа плакала еще несколько раз. Ее мама, которой недавно исполнилось шестьдесят девять лет, была жива и здорова, являлась заслуженным пенсионером из сферы образования. Папа ушел из жизни три года назад, в возрасте семидесяти лет, будучи уважаемым человеком в своем городе. У Антонины имелась сестра, младше на шесть лет, которой уже было тридцать семь лет. Сестра также была замужем, также имела двух детей, также – дочерей.

Причиной, по которой Антонина пришла ко мне, являлась тяжелая обида на маму. По словам женщины, ее счастливое детство закончилось в восемь лет, когда на свет появилась сестра. С этого момента времени, все свое душевное тепло, внимание, деньги и улыбки родители отдавали только младшей дочери. Нет, по словам Антонины, ее никто не бил и не оскорблял, она не голодала и не ходила в обносках. Но отныне и по сей день она ежедневно и четко видела, что ребенком в их семье оставалась только ее сестра. К ней же относились как к взрослому нижестоящего ранга, который имеет только жизненную задачу: помогать делать счастливой младшую сестру.

Антонина рассказывала, что родителей не интересовали ее успехи в школе, не радовали спортивные достижения. Мама не присутствовала на вручении ей школьного аттестата, родителям было лень встречать ее в аэропорту, пока она пять лет обучалась в университете Санкт-Петербурга. За это время ей не отправили ни одной посылки с теми соленьями и вареньем, которого дома всегда было в избытке. Когда она, с отличием закончив бакалавриат и магистратуру, уже вместе с законным мужем вернулась работать в родной город, ей ясно дали понять, что несмотря на наличие у родителей четырехкомнатной квартиры, жить ей следует отдельно. Все потому, что ее сестра, находясь всего на первом курсе института, уже привела жить к родителям своего друга и будущего мужа.

«Вы представляете» – говорила Антонина – «мама мне до двадцати одного года все время твердила, чтобы я ни в коем случае не путалась с мужчинами, а вот сестре создала для этого комфортные отношения! Сделала все ровно наоборот со мной. Она с отцом отказалась помогать мне в устройстве свадьбы в родном городе, просто выслали мне немного денег на бракосочетание в Питере. Зато были не против того, чтобы сестра забеременела и родила даже без брака.

Я родила дочь на полгода раньше, чем родила моя сестра. Мы с мужем специально снимали квартиру рядом с моими родителями, чтобы они хоть немного помогали бы нам сидеть с ребенком. Но этого так и не дождались. Они помогали только сестре и ее ребенку. К нам практически не ходили, за год всего раз пять-семь. Зато умудрились несколько раз привлечь нас к тому, чтобы к нам приводить дочь сестры, когда сами не могли сидеть с ней.

Если мы приходили в гости к родителям, если у моей дочери вдруг оказывалась новая игрушка, мама тут же расспросит нас, где мы ее купили и сколько стоит. Через день-два ровно такая же игрушка появится и у ребенка сестры. Зато, чтобы бабушка приобрела игрушку моим детям – это уникальное событие! Она так им всегда и говорила: «У вас мама богатая, она сама вам все купит! А вот тем девочкам нужно помогать!». Дочери даже пару раз плакали.

Мы приобрели квартиру полностью сами, зато сестре квартиру купили родители, да еще и ипотеку за них до сих пор платят. Когда мама и папа приходят к нам в гости, мама всегда говорит, что у меня что-то не так в квартире или по хозяйству. И это у меня-то – чистюли и аккуратистки! Зато у сестры в квартире можно хоть свиней пасти, но мама этого не замечает. Она все время жалеет сестру, что она имеет слабое здоровье и часто болеет простудой, а когда я два месяца лежала дома в гипсе после двойного перелома ног в автоаварии, она заехала ко мне всего один разу! И еще сказала, что у меня дети плохо одеты. Когда я или дети гриппуем, нас никогда не позовут в гости, чтобы от нас не заразиться. Зато когда болеют дети сестры, бабушка и дедушка всегда у них днюют и ночуют.

Я первая в родне начала выезжать за границу. Первая два года подряд вывозила маму с собой в Турцию. Мне за это никто не сказал «спасибо!». Зато потом мама начала копить деньги и помогать в оплате путевок младшей сестре. Муж которой, на самом деле, получает не меньше моего. Только много пьет и вообще в семье сестры никто не умеет правильно распоряжаться деньгами, покупают всякую дорогую ерунду. Причем, если я на отдых всегда зову с собой и маму и сестру, предлагаю всем вместе добиться общих скидок на путевки, то мама и сестра уезжают всегда тишком, только за день до отъезда ключи завезут, чтобы я цветы им поливала. А когда я оставляю им ключи, им, видите ли, лень приезжать в город с дачи, один раз почти все цветы засохли…»

По словам Антонины, чаша ее терпения переполнилась, когда ее уже подросшие дочери сами спросили маму, почему бабушка более ласкова к другим внучкам, почему она всегда радуется, только их приходу, а к ним относится как к чужим. Она сказала дочкам, что им просто показалось, а сама затем целый вечер плакала. Потому что, поняла, что уже в ближайшие годы мамы явно не станет (она заметно сдала после ухода папы из жизни), а она до сих пор не понимает, почему мама ее не любит, что она такого ей сделала…


Такие истории, вовсе не редкость в практике работы психолога. Подобный перекос в отношении матерей к детям не оставляет равнодушным и мужчин.


Витя для Вовы. Сорока трехлетний Виктор обратился за помощью после ссоры с родным тридцати восьми летним братом Владимиром. Ссора произошла во время дня Рождения матери братьев, когда Виктор узнал, что родители продали два своих гаража, чтобы помочь Володе набрать денег на приобретение второй квартиры. Между тем, за три года до этого, Виктор просил родителей продать ему один из гаражей по средней рыночной цене, так как его старшему сыну срочно захотелось возиться с мопедами и мотоциклами. Родители тогда оказали ему по невнятно сформулированной причине «пока нет, когда – не знаем». И вот тут он узнает, что все они был проданы, а средства пошли брату и только брату.

По словам Виктора, это – стандартное положение дел в его семье с детства. Как только родился младший Вова, мамой была официально провозглашена и воплощена в жизнь концепция «Витя – для Вовы!». Отныне и навсегда все лучшее в семье доставалось только Владимиру. Ему прощали те проделки, за которые Виктора нещадно били ремнем. Старший брат учился хорошо и поступил в университет на бюджет, для Вовочки работали репетиторы и поступал он на коммерческой основе.

После окончания вуза, Виктор пошел жить к своей невесте, а вот Володе уже с третьего курса родители снимали шикарную двухкомнатную квартиру, где он устраивал пьяные вечеринки. Витя покупал себе автомобили сам и «пробежные», а на Володю родители брали кредиты и машины он брал только новые, с автосалона. Жена Виктора, ввиду отсутствия детских садов сидела с сыном до четырех лет, зато мама выхлопотала для дочери Володи детский сад уже в два года. Виктор занимал деньги у родителей с условиями быстрой отдачи, Володя практически никогда не отдавал деньги родителям вообще. Старшего сына на дачу родители приглашали редко, вызывая лишь для перекапывания огорода и колки дров, зато Вовочка с семьей всегда жил там целое лето, вольготно жаря шашлыки и парясь в бане.

При этом, если у родителей вдруг возникают проблемы со здоровьем, то первым они звонят всегда «старшему». Именно от него требуется помощь во всех делах и начинаниях не только родителей, но и брата. Он – консультант во всех перипетиях со сбором документов и борьбе с бюрократами. Именно на него обижаются, если он вдруг не сможет помочь или не возьмет трубку. Зато на всех посиделках с родней, мама горделиво и громогласно рассказывала, как одинаково она любит своих детей, как равно она им помогает. Жена Виктора, наблюдая, как от таких слов страдает ее муж, практически перестала посещать свекровь. Что автоматически сделало ее и мужа «неблагодарными и завидущими», усложнив и без того трудные отношения с родитиелями.

По словам самого Виктора, лично с братом и его женой, у него нет никаких сложностей. И он сам и его брат были рады личному общению. Причем, младший брат никогда не пытался каким-то образом оттеснить старшего брата от родителей, перекос в сторону любви к младшему сыну был и остается полностью инициативой самой матери. И молча поддерживающего ее отца. Сам Виктор давно и прочно стоит на ногах, является руководителем коммерческого офиса. Да и его брат Владимир не относится к числу нуждающихся: и он сам и его жена имеют высокий статус на государственной службе, получают приличную заработную плату.

От мыслей о несправедливости отношений с матерью, Виктор начал грустить и отдаляться от родителей и брата. А после того, как высказался и в гневе ушел с родственных посиделок, ему стало совсем плохо. Отец позвонил и сказал, что он не прав. А мама вот уже два месяца не звонит ни старшему сыну, ни внуку. Вот Виктор и не знает, что же ему делать: с одной стороны, он считает себя вправе высказать многолетнюю обиду родителям. С другой – не хочется быть виновным и корить себя потом, если этот конфликт плохо отразится на здоровье престарелых мамы и папы…


Итак, эти истории являются типичными. Миллионы детей, у которых уже есть собственные дети, искренне расстраиваются из-за того, что их родители не дарили, не дарят и не собираются дарить им ровно такое же количество любви и внимания, как другим родным детям. Подчеркиваю: речь не идет о ссорах из-за корысти и дележе родительского наследства. Скажу больше: переживания из-за родительской любви вообще характерны для тех старших братьях и сестер, которые имеют вполне достойный уровень материального достатка. Которым, от родителей, в сфере финансов вообще ничего не нужно. Так как же к этому относиться, как с этим жить?

Вопрос, как вы понимаете, более чем деликатный. И все же, давайте начнем в нем разбираться. Что показывает практика работы, мои личные профессиональные наблюдения? По меньшей мере, пять закономерностей:

Первое. По сообщениям клиентов психологов, больше всего любят младших детей. Причем, вне зависимости, сыновья это или дочери.

Второе. Сами родители, как правило, не признаются в том, что они любят кого-то из своих детей больше, чем другого сына или другую дочь.

Третье. Те дети, которых, по мнению их братьев или сестер, родители любят больше, также не замечают того, что их мамы-папы уделяют меньше своего внимания и теплоты другим детям. Им кажется все честно и поровну.

Четвертое. Ощущение несправедливости отношения родителей лично к себе и своим братьям-сестрам особенно обостряется примерно к сорока годам (и старше), как бы накладываясь на общий «кризис среднего возраста», становясь одной из его важных составных частей.

Пятое. Переживания на тему «брата/сестру любят больше, чем меня» характерны для интеллектуально развитых и гордых мужчин и женщин. Для тех, кто, во-первых, сам всего достиг в жизни, а во-вторых, в принципе не привык ни у кого ничего просить. Для тех, кто привык добиваться всего борьбой, трудом или собственными деньгами. Для тех, кто сам привык всю свою жизнь щедро давать, а не просить, и тем более, не забирать.


То есть, страдания по поводу обделенности вниманием, любовью и помощью родителей являются абсолютно логичными для тех, кто:

— является духовно очень богатым, сам очень любит своих родителей и братьев/сестер, поддерживает с ними связь, сам помогает им;

— кто сам не умел настаивать на помощи родителей и не имел запаса терпения по ее вымаливанию;

— кто привык идти по жизни больно и трудно, но все-таки сам, своим умом и своими набитыми шишками;

— кто подобрал себе ровно такую же «семейную половину»: терпеливую, добрую, честную и работящую, не умеющую в этой жизни ни на ком ехать.

Отсюда, выстраивается вполне логичная психологическая картина. Тем, кто все время просит помощи, или, во всяком случае, изначально привык к помощи родителей, она представляется естественной и нормальной, а потому – незаметной, как воздух. Тем, кто привык или был приучен всего добиваться сам, многолетнее отсутствие любви и помощи от родителей жить в целом не мешает, однако делает морально больно. Особенно, к сорока годам, когда начинают истощаться естественные психологические запасы бодрости и оптимизма.

Любовь в нашей жизни – как воздух.

Который не ощущается, когда он есть в достатке,

но зато чувствуется почти на ощупь, когда его мало.

Что касается самих родителей, то все просто: для тех, кто привык давать одним и не давать другим, в силу привычки и зашоренности, психологической инерции, эта несправедливость никак не ощущается.


«Но, как же так?!», спросите вы меня. «Ведь это же родители?! Неужели они сами не чувствуют несправедливости по отношению к своим детям?». Скорее всего, дело обстоит так. По моим наблюдениям, обида на родителей характерна для тех детей, которые:

— либо старше своих младших братьев/сестер на возраст более пяти лет;

— либо сообщали, что более любимые родителями младшие дети имели проблемы со здоровьем;

— либо беременность мамы младшим ребенком (нередко – и зачатие) протекала с большими трудностями;

— либо в период рождения младшего ребенка семья претерпела большие трудности связанные либо с бедностью, либо с конфликтами между мамой и папой (например, папа пил), либо с разводом родителей;

— либо мама родила второго ребенка в возрасте после тридцати пяти лет, то есть в критическом для репродукции и здоровья женщины возраста.

Данная обида практически не встречается в тех семьях, где детей больше двух, или между их рождением прошло менее пяти лет, или в семье не было больших проблем ни с вынашиванием младшего ребенка, ни в общении родителей, ни в их финансовой жизни.


Судя по всему, имеется закономерность, связанная с тем, что при рождении второго ребенка, если старший ребенок старше его более чем на пять лет, он автоматически перестает восприниматься родителями как ребенок, переходит в категорию взрослого человека, коренным образом меняет свою роль и статус в жизни. Он/а становится взрослее для родителей как бы одномоментно, разом, не по годам, совершенно не взрослея при этом в реальности, фактически. Соответственно, он/а начинает невольно и подсознательно восприниматься как равный родителям. И как равный, отныне он не просто помогает младшему ребенку, он становится для него «кормом», источником пропитания, источником ресурсов. В том числе – источником полезной информации на тему «что же еще можно сделать для маленького ребенка, откуда, что можно взять, и где это подсмотреть».

Нечто подобное я наблюдал в документальных фильмах про шимпанзе, где имея маленького детеныша на руках, мать бесцеремонно отбирает у своих старших детенышей для него и себя фрукты, нередко сурово поколачивая их, если встречает сопротивление.

Так в семье с заметно более младшим ребенком, начинается стандартная перекачка ресурсов от старшего к младшему, как это мы видим в политике, от более богатых регионов-доноров к более бедным. Чей паразитизм, благодаря этому, только закрепляется, а мотивация к работе – снижается. Зато уровень ласки и попрошайничества только увеличивается. А за лаской и попрошайничеством увеличивается умиление и любовь родителей (и федерального центра). Ведь все, что вызывает положительную оценку, автоматически закрепляется в нашем мозгу по знаменитой схеме «стимул—реакция» условного рефлекса «собаки Павлова». Где отсутствие стимула к собственным усилиям в жизни также является сигналом для подачи нужной заботливой реакции родителей. Те же старшие дети, что оказываются такими умницами, что все правильно понимают и ничего себе не просят, автоматически и вполне логично оказываются на обочине родительского внимания. И после нескольких лет устойчивого функционирования данной схемы отношений в семье, увы: это оказывается закреплено в психике и поведении всех ее членов с прочностью железобетона.

В общем, жизнь, как всегда, все расставляет на свои места:

Кто желает работать – работает,

кто хочет управлять – управляет.

Кто желает заботится – заботится сам,

кто просит о заботе – ее получает.

В семье, как в медицинской палате:

Обезболивающее получает не тот, кто больше страдает,

а тот, кто больше его просит и делает это ласковее.

Честный страдалец всегда страдает сам от себя.

Жизнь нечестна просто потому, что это – условие сохранение самой жизни. Я работаю психологом уже более четверти века, вижу круговорот одних и тех же психологических ситуаций. Например, многие из тех, кто когда-то жаловался мне на отсутствие любви у своих родителей, нередко, затем приводили мне на прием тех своих детей, которые жаловались на дефицит любви уже от них самих…


Если схема понятна, то вы можете спросить меня, так что же я говорю тем своим посетителям, что грустят из-за нечестного, по их мнению, распределения родительской любви? Я всегда спрашиваю их: Хотели бы они поменяться своей жизнью с жизнью своего младшего брата/сестры, прожить по его/ее схеме, получить от жизни то, что получили они? В том числе и тот объем родительской любви и заботы, какой у них был и есть? В 99% из 100% такие люди отвечают твердым и решительным «нет». Или говорят, что теоретически хотели бы, но в реальности дорожат своей жизнью, пусть и трудной. Тогда я говорю им пять значимых для каждого человека вещей:

Во-первых, будьте благодарны своим родителям, что своей некоторой родительской сухостью, они сделали вас сильнее, закалили ваши ум и волю, научили бороться за свое место под Солнцем, косвенно помогли стать успешными.

Во-вторых, пожалейте ваших младших братьев/сестер, которые как раз из-за чрезмерной любви и заботы родителей многому не научились, не смогли состояться настолько, настолько состоялись вы сами, не познали мир в той сложности, каким знаете его вы сами.

В-третьих, примите своих родителей ровно такими, какие они есть, какими они прожили или живут, какими они вас родили и вырастили. Других родителей у вас нет. Нет, и не будет. И те ошибки и недочеты в их поведении по отношению к вам, наверняка были сделаны не со зла, а стали результатом совокупности тех факторов, о которых вы, скорее всего, уже никогда не узнает.

В-четвертых, и самое главное! Если вы жалуетесь, что вас разлюбили после появления на свет младшего брата или сестры, то для меня это означает, что до этого момента родители вас любили очень сильно! Очень-очень! То есть вы – счастливчик, на протяжении нескольких лет один(одна) получали тот максимум родительской теплоты, который потом стал делиться уже на двоих! Вас на самом деле любили со всей родительской полнотой. Только все познается в сравнении. И та родительская теплота, что пять, семь или десять лет доставалась вам и только вам, теперь по-честному, должна достаться и вашему брату/сестру. Да и вообще: вашему брату/сестре, на самом деле, сложнее, чем вам: ведь он/а родились, когда в семье уже были вы, а вот вы пришли в этот мир первенцем и успели насладиться своим особым положением единственного ребенка! А вот ваши брат или сестра первыми и единственными быть уже не смогли!

В-пятых, скажите вашим родителям огромное «спасибо!» за то, что они решились родить второго (а может и третьего) ребенка! Да, вы жалуетесь, что ему досталось много родительского тепла. Но, зато вы не одни в этом мире! У вас есть кто-то, с кем вы сможете общаться, грустить и радоваться уже после того, как уйдут ваши родители. У вас есть тот, с кем вы делили детские секреты и обманывали самих родителей. В конце концов, у вас есть тот, с кем вы можете выстроить равные и позитивные отношения, вне зависимости от того, как к кому-то из вас относятся родители. Те дети, которые были, есть и навсегда останутся единственными в своих семьях, такого счастья не имеют!

Отсюда, не следует объявлять даже не очень любящим вас (как вам кажется), родителям бойкот! Не нужно заставлять их страдать высказыванием ваших обид и отказом брать трубку телефона, когда они звонят, наказывать их лишением общения с внуками. Поймите и примите для себя:

Одна ошибка не должна становиться причиной других ошибок.

Поэтому, даже видя те ошибки родителей, что больно нас ранят, мы не должны обижаться (разве что, чуть-чуть), не можем ранить тех, кто привел нас в эту жизнь и по-своему, все равно любит. И если мы действительно любим тех наших младших братьев и сестер, кому повезло в жизни немного больше, чем нам самим, то мы должны быть только рады за то, что им выпала эта удача, ведь мы их любим.

Ну, а для самих себя, мы должны сделать правильные выводы. Стараться заводить детей в интервале не более трех-четырех лет, между ними. Но самое главное – никогда не делить на «любимчиков» и тех, кто «просто ребенок». Не ссорить их между собой и не формировать у них ту обиду на вас, из-за которой когда-то вы страдали сами. Всегда помогать им в равной степени и любить их также по-честному: одинаково и всегда, без перекосов. Уверен:

В политике может быть «равноудаленность».

Среди родных, должна быть только «равноприближенность».

Но самое главное, давайте всегда прощать и любить наших родителей. Ведь даже саму способность страдать и прощать, любить и ненавидеть, нам подарили именно они! И за это следует благодарить их всю их земную жизнь. И даже после ее окончания. Ведь любить даже тех, кого уже нет с нами, это по-человечески.

Если Вам требуются советы психолога, личная или онлайн консультация, буду рад Вам помочь.

С уважением, д.к.н., профессор Андрей Зберовский

Контакты: www.zberovski.ru. E-mail: zberovskiy@mail.ru

Запись на личный прием: +7 902 990 5168, +7 913 520 1001, +7 926 633 5200.

 

Один ответ

  1. Татьяна

    Добрый день Андрей,прочла Вашу статью,вы пишите,что нужно прощать своих родителей за сухость и игнор в мою сторону,а если они еще и постоянно давят и предъявляют ,что от меня нет помощи(хотя она есть)постоянные обвинения.Младший брат…Который получает от них все,почему то настроен против нас с сестрой,вообще нас родными не считает,так родители поставили.То есть, получается,что мы им с сестрой не нужны ,но для общественного мнения поддерживать связь надо.Как к ним относиться,как себя с ними вести,если кроме как обиды и негативных эмоций от них ничего не получаешь?

Оставить ответ