Мир с каждым днем становится все более пестрым с национальной и религиозной точек зрения. Соответственно, все чаще возникают семьи в которых мужьями и женами являются мужчины и женщины из различных стран, этносов, культурно-религиозных групп. Отсюда, логичным образом может возникать и такая проблема в семейной жизни, как «различия в ценностях жизни, культуре поведения и общения супругов, исходя из специфики их религиозных взглядов и национальных семейных укладов». Чтобы понять специфику этой семейной беды, сначала приведу вам несколько историй из моей психологической практики. Затем, как водится, выскажу свое мнение семейного психолога.


Катя, 25 лет, Григорий, 29 лет. Катя познакомилась с Григорием в общей кампании, завязалась любовная дружба, через год Григорий сделал Кате предложение выйти за него замуж. Катя с радостью согласилась. Только после начала совместной жизни, Катя с большим удивлением выяснила, что ее Гриша, с виду обычный менеджер в фирме торгующей мебелью, на самом деле – явный религиозный фанатик. Многократные молитвы, посты, чтение религиозной литературы, посещение молельного дома оказались настолько важным делом в его жизни, что Катя просто не могла понять – как она всего этого не замечала раньше, считая Гришу просто идеальным мужчиной, который не пьет и не курит (правда, к спорту тоже относится отрицательно). Когда Григорий начал требовать от Кати аналогичной набожности, угрожая побить, специфика поведения мужа стала вызывать тихую панику у родителей Кати. Они даже стали советовать дочери не заводить ребенка со «странным» человеком и вообще, вовремя (пока еще молода и без ребенка) подать на развод, Катя обратилась к психологу. Главный вопрос, который мучил девушку, звучал так: «Можно ли ставить знак равно между душевными расстройствами и фанатичной религиозной позицией?». Мне удалось убедить девушку в том, что эти понятия не обязательно совпадают, хотя, безусловно, могут и совпадать. Девушка прожила в браке с Григорием еще пол года, однако влияние на нее родителей оказалось чрезвычайно сильно. Катя поставила Григорию ультиматум: или я, или религия! Григорий осознанно выбрал религию, Катя от него ушла. 

 

Илона, 24 года, Марат, 28 лет. Ситуация в семейной паре была следующая. После двух лет отношений, мужчина предложил девушке выйти замуж, но сразу поставил условие, что ей следует перейти в одно из мало распространенных направлений ислама. Девушка сначала дала свое согласие, даже сменила стиль одежды, однако, выйдя замуж, передумала и отказалась. Причем, дело было не столько в том, что у девушки были какие-то другие религиозные ценности, просто тематика религии ее не интересовала, в принципе. Марат начал настаивать, дома стали возникать трения. На прием к психологу пришла одна Илона, пытаясь понять, можно ли как-то выйти из этой ситуации. К сожалению, таких вариантов предложить девушке не смог: с моей позиции, нужно либо не давать обещаний вовсе, либо следует неукоснительно выполнять обещанное. Завершения данной семейной истории я не знаю.      


Алим, 33 года, Наталия, 30 лет. Наташа была православной, Алим – мусульманином. Никаких проблем из-за этого в паре совершенно не было. Муж уважал религиозные ценности жены, жена – мужа. Сложности начались после того, как их совместному ребенку исполнилось пять лет. Алим сообщил Наталии, что в его роду, из поколения в поколения, принято всех детей (причем, без родителей) на лето отправлять в родовое поселение в одной из республик, чтобы передавать там семейные традиции. Наталия категорически отказалась от отправки ребенка. Алим сказал, что если он так не сделает, его не будут уважать члены рода, попытался отправить ребенка силой. Наталия пригрозила написать заявление в полицию. Когда пара пришла ко мне на прием, Наталия считала себя обманутой, так как о таких родовых традициях, по ее мнению, следовало бы сообщать заранее, еще до создания семьи. Алим на это отвечал тем, что абсолютно обо всех традициях никто никому не сможет рассказать до брака. Компромиссным решением стало приглашение родственников Алима в гости к Наталии с условием, что если она найдет с ними общий язык и они вызовут у нее доверие, тогда ребенок поедет. Если – нет, тогда ребенок останется дома.


Светлана, 25 лет, Матеуш, 26 лет. Светлана и Матеуш познакомились, выгуливая на набережной своих собак. Светлана была студенткой университета, Матеуш – недавно приехавшим из Кракова сыном польского бизнесмена, осевшего в Сибири, где у него была развитая сеть парфюмерных магазинов. Отношения сразу приняли характер серьезных, через год Матеуш сделал Светлане предложение, девушка согласилась. Однако тут же начались проблемы. Родители Матеуша, ревностные католики, потребовали, чтобы Светлана перешла в католичество и после ЗАГСа, пара венчалась в католическом соборе. Сама Светлана была совершенно не религиозным человеком, тема религии ее вообще не интересовала, она была готова принять любую веру, лишь бы быть вместе с любимым человеком. Тем не менее, против такого варианта развития событий категорически выступили ее собственные родители. Также не будучи очень религиозными, тем не менее, они высказали свой решительный протест и против католического крещения и против венчания в костеле. Семейная междоусобица зашла в тупик. В конечном итоге, Светлана поругалась со своими родителями, сменила веру и вышла замуж по католическому образцу. Родители Матеуша обеспечили молодую семью квартирой, со своими родителями Светлана перестала общаться. На ее свадьбу они не пришли. Спустя два года, уже имея ребенка, Светлана была также вынуждена пойти на крещение малыша по католическому обряду. Ребенок оказался очень гипер активным  и трудно подающимся воспитанию, молодая мать обратилась за помощью к своей семье. Ее отец категорически воспротивился общению, заявив: «У нас еще есть сын, у которого также есть дети, вот с ним они и будут общаться, а с детьми человека предавшего страну – нет!». В итоге, мама Светланы, втайне от отца все-таки приходила помогать дочери с ребенком. Однако, это вызывало напряжение с Матеушем, который был ей не рад. В итоге, это ухудшило и отношения между Матеушем и Светланой, отразилось на интимной жизни, Светлана стала хуже общаться и с родителями Матеуша. Когда Светлана обратилась ко мне за помощью, семья была уже на грани развода.

 

Григорий 30 лет, Виола, 24 года. Григорий познакомился с Виолой, девушкой из Молдавии, но румынкой по национальности, во время общероссийского съезда волонтеров одной международной общественной организации. Девушка ему понравилась, они несколько лет дружили, вели Интернет-переписку, ездили друг другу в гости. При этом, Григорий, параллельно, имел еще много подруг. Когда Григорию исполнилось 28 лет, а Виоле – 22 года, у девушки скончались родители и Григорий, устав от гулящей молодой жизни, позвал ее переехать в Красноярск, сделал брачное предложение. Девушка перебралась к Григорию, возникла новая семья. Тут возникли три сложности. Во-первых, девушка совершенно ничего не понимала в русской кухне, практически не знала рецептов мясных блюд, предпочитая все делать только из овощей, что вызывало раздражение «мясоеда» Григория. Во-вторых, узнав о том, как много было у Григория подруг, Виола часто плакала, считая, что ее муж – изменщик, упрекала его в неверности: ведь пока они четыре года общались, сама девушка ни с кем не встречалась. В-третьих, Григорий был против того, чтобы к ним в гости приезжали родственники девушки с Молдавии, а она хотела, чтобы ее братья переехали жить к ним (вместе в одну квартиру), и тоже перебрались в Россию на постоянное жительство. Григорий обратился к психологу с просьбой как-то «перевоспитать» девушку.

 

 Заман, 27 лет, Инна, 25 лет. Инна познакомилась с Заманом, выходцем из Азербайджана, обучаясь вместе с ним на строительном факультете. Заман отлично знал русский язык, в отличие от сверстников-россиян, не пил, не курил, был настроен на создание семьи. Все это понравилось Инне, которая начала с ним встречаться. Когда Инна забеременела, Заман сделал ей предложение, пара сначала сняла квартиру, затем сыграла свадьбу. Родители Инны, проживающие в глухой деревне одного из отдаленных районов края, сказали, что выбор – дело самой дочери. Свадьба проходила в обычном формате, но только на ней, девушка узнала, как много у мужа родственников. С этого момента времени девушка практически никогда не была одна: в гостях у молодых все время кто-то был. Мужчины курили кальян, пили чай, обсуждали дела, жены родственников муж пытались научить девушку носить национальную одежду, убирать волосы под платок. На третьем месяце беременности, пара узнала, что у них будет двойня. Позже врачи предрекли двух мальчиков. Когда родственники мужа в качестве вариантов имен предложили «Алим» и «Амин», девушка выступила с протестом и заявила, что даст детям российские имена. Когда ей объяснили, что дети обязательно будут мусульманами и имена у них будут только такие, Инна сбежала из дома, перебралась к подруге и подала на развод. После этого она обратилась к психологу, чтобы понять: можно ли что-то изменить в этой ситуации.

 

Ченг, 22 года, Софья, 23 года. Ченг был плодом брака между гражданином Китая и россиянкой. Парень имел китайское имя, фамилию и отчество, но при этом, внешне на 90% выглядел обычным русским студентом. Сам он себя четко считал русским, китайский язык практически не знал, регулярно испытывал проблемы, производные от звучания его имени и фамилии. Интересно, что сам его отец, прожив в России 25 лет, сам уже плохо говорил на китайском, а в Китае за это время не был ни разу. Заканчивая пятый курс института, Ченг захотел жениться на Софье, девушке с одной группы. Когда он услышал от нее, что ее родители выступают против брака с китайцем, парень принял решение разом решить все свои проблемы: еще до окончания вуза, сменить имя, фамилию, отчество, заменить паспорт, получить диплом о высшем образовании сразу на новую, русскую фамилию. В этом случае, он надеялся найти общий язык с родителями невесты и упростить себе жизнь в стране, являющейся для него родной. Именно о последствиях этого шага он и пришел посоветоваться с психологом. Причем, вместе с Софьей, которая уже подобрала будущему мужу множество вариантов имен, отчеств и фамилий. Интересно, что на приеме сам парень пояснил, что по его словам, когда-то и сама мать, учитывая проживание сына в России, выступала против наименования его китайским именем, но отец тогда настоял.     

 

Лилия, 37 лет, Мухаммад, 40 лет. Мухаммед сам был отголоском советской эпохи: его мать была узбечкой, отец – таджиком. Причем, важным партийным работником и потому далеким от религии. После падения СССР семья перебралась в Россию, Мухаммед вырос, ни разу даже не видев, ни Таджикистан, ни Узбекистан. Совершенно обрусевший парень сделал неплохую карьеру в правоохранительных органах, затем бывший майор милиции ушел в бизнес. С Лилией, чиновником в муниципалитете, он познакомился и создал семью еще в 25 лет. Семья в целом была очень хорошей, сложности начались уже после десяти лет брака, когда Мухаммаду исполнилось 36 лет и он покинул работу в милиции. В этот момент времени он стал общаться со своими верующими друзьями, начал посещать мечеть, а самое главное – взялся за правоверное религиозное воспитание двух своих сыновей. Мать несколько лет спокойно с этим мирилась, затем испугалась, что ее старший сын (14 лет), спортсмен и борец, начал общаться с юношами весьма похожими на бандитов.  Муж уверял ее, что это ей кажется, что она напрасно боится мусульманского вероисповедания, что с общиной нужно дружить, однако,  Лилия начала с этим бороться. В итоге, старший сын и мать практически перестали понимать друг друга, началось отчуждение от мужа. Ко мне Лилия обратилась тогда, когда уже забрала младшего сына (11 лет) и ушла из дома к родителям. К счастью, мне удалось убедить Лилию и Мухаммада пойти на компромисс и все же восстановить семью.        

 

Алексей, 36 лет, Варя, 31 год. Алексей был бизнесменом средней руки,  Варвара работала менеджером в туристическом агентстве. Семья просуществовала восемь лет, все было отлично, рос ребенок, пока Алексей не заработал «синдром менеджера», а по сути – тяжелое нервное истощение. Проходя курс лечения, Алексей решил не просто вылечиться, но и научиться своевременно расслабляться. Для этого оптимально подошла йога, мужчина всерьез ей увлекся. Решив не останавливаться только на овладении физических техник, желая освоить и медитации, Алексей убедил жену съездить на отдых на Гоа в Индию. Прослушав там курс йоги, Алексей решил отныне жить по-другому: сменил сам ритм жизни, систему питания, отдыха, интима, стиля одежды и поведения, имидж в целом. Все это очень не понравилось Варваре, которая заявила, что выходила замуж не за йога какого-то, и не за индуса, а за нормального россиянина. Алексей упорствовал, спустя несколько месяцев семья дала трещину. Так супруги пришли ко мне на прием.    

 

Амир, 34 года, Елена, 32 года. Елена на отдыхе познакомилась с Амиром, гражданином Франции, по происхождению и внешности – из одной из африканских республик, бывших колоний Франции. Елена, как и многие другие россиянки, остро желала выйти замуж за европейца, поэтому с удовольствие закрутила роман с экспансивным иностранцем. В России у Елены имелся успешный бизнес, во Франции Амир (по его словам) был просто менеджером в автосервисе. Елена убедила мужчину переехать к себе, в отличие от российских мужчин, что до этого попадались девушке, он сразу пошел на официальное оформление отношений и тем окончательно покорил слабое женское сердце. При этом, Амир выставил жене ряд условий о том, что она должна более скромно одеваться и выглядеть, никогда не разговаривать с кем-то, пока говорит муж и т.д. Елена все это стоически приняла. Однако, затем выяснился неприятный нюанс: Амир упорно не хотел работать: ни у жены, ни где-то в другом месте. Своей жене он пояснил, что у него на исторической родине принято, чтобы мужчина был главой семьи, а работала именно жена. Елена поняла, что имеет дело с альфонсом, подала на развод. К психологу девушка обратилась с тяжелой депрессией, причина которой заключалась в том, что ее бывший муж не только не уехал из России, а преспокойно тут же закрутил роман с ее подругой и бизнес-партнером, заселился к ней и пара уже подала заявление в ЗАГС.       

 

Равиль, 29 лет, Зухра, 24 года. Равиль был татарином, причем, городским и совершенно далеким от выполнения различных национальных и религиозных норм. Будучи аспирантом в медицинском университете, он познакомился там с Зухрой,  девушкой-студенткой с одной из республик юга России. Когда он начал с ней дружить, его жизнь сильно изменилась. С ним сразу очень серьезно поговорили несколько родственников девушки, популярно объяснивших парню, что пустых отношений дружбы они не потерпят, он уже обязан жениться. Жениться парень собирался и сам, правда, не столь быстро. После свадьбы, жить стало намного сложнее. Родственники жены, по сути, захватили квартиру, где проживал сам Равиль, его родители и жена. Они сурово обязали всех жить непривычными доселе нормами. Спустя несколько месяцев, терпение вполне гостеприимных до этого родителей лопнуло. Шокированные изменениями в своей жизни, они попросили сына уехать с женой куда-нибудь в другое место. Других вариантов у молодого врача и аспиранта не было, и он предпочел подать на развод, благо детей еще не было. Развод был тяжелым, парня несколько раз избивали родственники жены, пытаясь откупиться, парень попал в большие долги. К психологу Равиль обратился тогда, когда спустя полгода после развода, с ним начала пытаться создавать отношения девушка из Башкирии, а парня обуял страх за повторение семейной истории. Это мешало успешному развитию отношений: парень элементарно избегал начала интимной жизни и знакомства с родственниками девушки. К чести парня следует добавить, что свой страх он пересилил: возникла новая семья, в которой все оказались счастливы.  


Семен, 36 лет, Ирина, 35 лет. Семен был выходцем из Украины. В Россию переехал уже в старшем возрасте, навсегда сохранив характерный южнорусский говор. После службы в армии женился, закончил аграрный университет, работая в ветеринарной       лечебнице, состоялся как хороший специалист и руководитель. В семье родился сын, Ирина работала в торговле, в семье был достаток. Проблемы оказались связаны со спиртным. Общаясь с благодарными клиентами, получая в подарок алкоголь, Семен постепенно начал спиваться. Когда это стало выходить на допустимые нормы, начались проблемы на работе. Выводы из ситуации не делались, в итоге Семен был уволен. Конфликты с руководством Семен объяснил просто: к нему были необоснованные придирки, так как он был «хохол». Не останавливаясь на этом, перебивающий случайными подработками по профессии Семен начал считать себя борцом за «Вильну Украйну», в соответствующем духе настраивать своего сына. Сын на этой почве стал драться в школе с другими мальчиками, стал изгоем в классе, мама Ирина попыталась справиться с ситуацией сама, но дело закончилось семейными конфликтами. В итоге, в один из моментов стабилизации душевного состояния Семена, супруги обратились за помощью к психологу. После изменения отношения Семена к алкоголю, уровень бытового национализма быстро пошел на убыль. Русские и украинцы все-таки оказались братскими народами.   


Михаил, 44 года, Алена, 36 лет. Михаил работал преподавателем в университете, на Алене был женат вторым браком, она была его коллегой. Брак продлился шесть лет, однако пара так и не могла завести детей. Затем Алена попала под влияние одной из тоталитарных сект (в рамках христианства), месяц за месяцем, она уделяла общению с единоверцами все больше и больше времени, и без того небольшую зарплату уносила на средства общины. Михаил, первое время, посещал собрания вместе с женой, затем начал выражать свой протест. В семье начались сложности и конфликты. После того как Алена периодически начала уезжать в гости к единоверцам из других общин и не ночевать дома, Михаил убедил жену сходить к семейному психологу. По моей оценки у женщины была явная многолетняя депрессия, связанная с трудностями зачатия ребенка: она считала себя виновной за аборт в юности, видела в своем бесплодии кару божью. Чтобы не дойти до более тяжелого психического состояния, ей следовало пройти курс лечения антидепрессантами. Однако Алена заявила, что она вверяет себя в руки божьи и семейные отношения – ничто перед Вечностью. К сожалению, брак распался.


Прежде чем комментировать эти истории, следует отметить, что мир XXI века – очень сложный. Это связано с тем, что так и не сбылась надежда многих социологов и этнографов прошедшего XX века, что все народы и мира скоро переплавятся в одном большой котле глобализации, прозрачные границы между государствами упростят жизнь людей, смешанные браки растворят расы, нации и национальности. А так называемые «мировые» ценности, (западноевропейские и североамериканские) внедряясь через Интернет и телевизор, смогут постепенно затереть, смягчить или вообще – оттеснить, различные религиозные концепции на задний план.

Однако, трезво оценивая настоящие, можно констатировать, что «единый мировой человек» не только так и не сложился, но и, напротив, влияние различных религий и национальных укладов  на поведение и мышление людей, последнее время только увеличивается. Фактически в XXI веке человечество оказывается перед лицом нового всплеска исламского и христианского фундаментализма, расцвета тоталитарных сект, что неизбежно приводит не только к мировым конфликтам, но и… конфликтам семейным. Разумеется, в том случае, если муж и жена отказываются с непримиримым набором религиозных и национальных ценностей и традиций.

Из приведенных ситуаций, можно увидеть, что в реальной семейной практике имеется несколько проблемных ситуаций, связанных с различиями в религиозных и национальных укладов супругов. Вот они:


Семь типичных проблем, возникающих в семьях из-за разницы в религиозных воззрениях или национальных традициях супругов

  1. Муж и жена пытаются принудить друг друга к смене религии.
  2. Мужа или жену пытаются принудить к смене религии его(ее) новые родственники со стороны «половины».
  3. Если кто-то из супругов атеист, то либо его(ее) пытаются сделать религиозным, либо он(а) сделать атеистом свою «половину».
  4. У мужа или жены возникают сложности по поводу общения с родственниками, выступающими против брака своих детей с людьми иной веры или национальности.
  5. При полной гармонии между супругами, в семье могут возникать конфликты непосредственно между самими их родственниками по поводу разницы в религиозных воззрениях или сохранения национальных или родовых традиций.
  6. В семье возникают конфликты по поводу определения вероисповедания и национальной идентификации детей (их имени, фамилии, отчества, гражданства).
  7. Выросшие дети не всегда соглашаются с навязанными ими родителями (или кем-то одни из родителей) национальными особенностями поведения или религией.

Семь основных данных типичных проблем, обычно воплощаются в десять не менее типичных сценариев семейных конфликтов.


Десять сценариев семейных конфликтов из-за разницы  в религиозных воззрениях или национальных традициях супругов

  1. Супруг(а) до брака совсем не знал(а) об особенностях религиозных взглядов и(или) национальных традиций своей «половины». Отсюда, после начала совместной жизни, возникает больше удивление, о том, что партнер оказался совсем другим человеком, чем это представлялось до брака.
  2. Супруг(а) до брака в принципе знал(а) об особенностях религиозных взглядов и(или) национальных традиций своей «половины», но не воспринимал(а) это всерьез, считая, что «все перемелется и притрется». Однако, при ближайшем рассмотрении, это оказалось технически невозможно.
  3. Супруг(а) до брака знал(а) об особенностях религиозных взглядов и(или) национальных традиций своей «половины», даже настраивался(ась) принять это для себя, однако, в дальнейшем передумал(а). Что, разумеется, привело к раздражению партнера, справедливо посчитавшего себя обманутым(ой).
  4. Один из супругов специально не информировал своего потенциального партнера о особенностях своих религиозных взглядов и(или) национальных традиций, рассчитывая, что в дальнейшем, после создания семьи, сможет тихо и плавно «перековать» свою «половину». Однако, «половина» от «перековки» решительно отказался(ась). Начались обиды и ссоры.
  5. В паре изначально имелась договоренность, что у каждого супруга сохраняются собственные религиозные взгляды или национальные традиции, однако кто-то из пары в дальнейшем нарушает договор о нейтралитете (обычно под влиянием родственников), начинает добиваться доминирования своих взглядов.
  6. В изначально атеистической или мало религиозной паре, уже в процессе семейной жизни у кого-то из супругов возникло какое-то мощное религиозное или национальное увлечение, что привело к отчуждению от второй половины.
  7. В паре изначально имелась договоренность, что у каждого супруга сохраняются собственные религиозные взгляды или национальные традиции, однако национальное и религиозное самоопределение детей было заранее не определено и не проговорено, что и стало в дальнейшем предметом ожесточенных споров и обид.
  8. В паре, где супруги изначально различались по религиозным взглядам и национальным традициям, сложилась определенная договоренность о религиозном и национальном акценте в воспитании детей, однако, в дальнейшем, кто-то из супругов ее грубо нарушил, попытался изменить договоренности в свою сторону.
  9. В паре, где супруги изначально различались по религиозным взглядам и национальным традициям, сложилась определенная договоренность о религиозном и национальном акценте в воспитании детей, она была успешно выполнена, однако, выросший ребенок отказался подчиняться родителям, самостоятельно сменил свою веру и национальное самоопределение.
  10. В паре, где супруги изначально различались по религиозным взглядам и национальным традициям, сложилась сама по себе комфортная ситуация (вне зависимости от того, остались ли супруги в своих воззрениях, или приняли веру партнера). Однако за спиной супругов (второй линией фронта) в конфликт вступили их родственники. Которые, разумеется, стали манипулировать и самими супругами и их детьми (то есть своими внуками).

 Говоря об этом, следует понимать, что самой главной, исходной первопричиной всех этих проблем и сценариев, является, конечно, смешанный характер проживания различных народов в современное нам время. В нынешних городах и поселках, бок о бок, живут люди, принадлежащие к сотням наций и народов, исповедующие десятки религий. Судя по всему, повернуть этот процесс вавилонского столпотворения вспять, разогнать все народы по национальным квартирам, уже никому не удастся. Соответственно, совершенно не являясь расистом или националистом, будучи сугубым практиком, совершенно не имею ничего против межнациональных или межконфессиональных браков, особенно, если они построены не на корысти, а на чистой и светлой человеческой Любви. Однако, при их создании и функционировании, следует учитывать несколько элементарных правил. Вот они.

 

Практические рекомендации для тех семей, где супруги отличаются  по религиозным взглядам, национальным семейным укладам.

Первое. Узнавайте религиозные взгляды и национальные особенности менталитета своих потенциальных семейных половин заранее. Мне уже добрую пару сотен раз приходилось слышать от обращающихся ко мне за помощью мужчин и женщин, что-нибудь, вроде: «Пока мы дружили, мне даже в голову ни разу не приходило, что он(а) — ….дальше следует название какой-либо национальности! Мне всегда казалось, что он(а) – обычный русский(татарин, еврей, белорус, украинец, молдаванин, чуваш, башкир, бурят и т.д.). Фамилия и отчество у него(нее) звучали как обычные, а оказались совсем другими… А с его(ее) родителями я был(а) не знаком(а). Только на свадьбе, увидев как они выглядят, как себя ведут, как разговаривают, я с ужасом подумал(а): куда это я попал(а), что я делаю?!!».

К сожалению, в таких случаях, помогать предельно трудно. Ведь именно для таких ситуаций придумана нашими предками поговорка: «Не знаешь брода – не лезь в воду!». Поэтому, если мои читатели еще не создали свою семью, очень вам советую, всегда четко понимать, с кем вы дружите и планируете создать семью. Знать религиозные взгляды вашей предполагаемой «половины», учитывать, как они совмещаются с вашими собственными. Если человек – представитель другого народа, максимально хорошо понять особенности его мышления и культуры, понять его совместимость с традициями и укладом вашего собственного народа.

В этой связи, уместно замечу, что мне также много раз приходилось слышать и такие высказывания: «Вы знаете, до начала семейной жизни с этим человеком, я считал(а) себя полным космополитом, думал(а), что смогу ужиться хоть с марсианином(венерианкой). Только сейчас я понял(а), что не могу ни переделать себя, ни его(ее). Поэтому сейчас мы вынуждены расстаться… А вот в следующий раз, я уже точно сто раз подумаю, стоит ли мне общаться с человеком другой религии или национального уклада!». Мне всегда жаль этих людей: ведь, для того, чтобы понять простую истину – «супруги не должны быть заложниками чужих религиозных или национальных «тараканов» в голове, эти пресловутые «тараканы» должны быть у них общими!», люди прошли неудачные браки, потеряли годы и нервные клетки, нередко – сделали несчастными не только себя, но и своих детей… Уверен:

В идеальной семье у супругов все должно быть общее!

Особенно – отношение к религии и национальным традициям.

Отсюда, очень советую, создавая любовные и семейные отношения, всегда расспрашивайте друг друга о том, каково отношение партнера к религии, как он представляет себе семейную жизнь, отношения в ней с родственниками, интересоваться у него(нее), как можно было бы назвать будущих совместных детей, кто их должен воспитывать, какой они должны быть веры, к какому народу должны себя причислять и относить. Поверьте мне: это не только очень интересная тема для общения, но еще и очень и очень полезно для вашей будущей семейной жизни!


Второе. Принимайте любые семейные решения по вопросу религии или национальных традиций только в интересах детей. Всегда нужно помнить, что семья – это конструкция, рассчитанная на счастье не только мужа и жены, но и их детей. Соответственно, если семья была создана мужчиной и женщиной имеющими различные национальные корни и религиозные убеждения, принципиальным вопросом является только один: какой национальный и(или) религиозный статус будет полезен ребенку с точки зрения его социализации, то есть успешной интеграции в том обществе, где, по мнению родителей, ему суждено будет жить, учиться, работать и создавать собственную семью. Отсюда, я всегда прошу родителей быть не эгоистичными, а рациональными и желающими своему ребенку(детям) только добра. Сами родители могут оставаться в рамках любых религиозных концепций, однако, мне всегда их очень жаль, когда их повзрослевшие дети начинают отказываться от тех фамилий, отчеств и имен, которые дали им родители, которые не просто диссонансом звучат в той среде, где они живут, но и мешают им самим создавать личную жизнь и семью. Об этом аспекте проблемы всегда советую думать заранее.


Третье. Находите компромисс в вопросе имени ребенка. Семья – это всегда компромисс, в том числе и по поводу имени ребенка. В связи с этим, хочу сказать, что очень многих споров между супругами по поводу соответствия имени их ребенка их собственным национальным или религиозным представлениям можно было избежать очень просто: давать детям такие имена, которые равно употребляются в самых различных национальных группах. И все тут же будут довольны. Поверьте мне: таких универсальных имен – огромное множество! Чтобы убедиться в этом, можете проштудировать толстенные книги с вариантами имен, или покопаться в Интернете. Уверен: вы там найдете все то, что не только вас обрадует, но и помирит с вашей «половиной»


Четвертое. Если в вашей семейной паре различные вероисповедания или есть существенные национальные различия – уделяйте больше времени друг другу! Есть у нас людей такая неприятная особенность – объяснять какие-то свои сложности в жизни кознями тех людей, что на нас не похожи. Отсюда вечное желание объяснить любые проблемы в стране и мире не каким-то реальными закономерностями, а действиями враждебных сил, «пятыми колоннами» и «иностранцами» и «мировыми правительствами». Соответственно, если в семье муж и жена имеют различную религию или национальность, стоит возникнуть какой-то самой мелкой размолвке, злые языки (а то и свой собственный) могут тут же безапелляционно заявить: «Ну, а что ты ожидал(а) от татарина(русского, украинца, белоруса, марийца, мордвы, хакаса, якута, азербайджанца, еврея, грузина, армянина и т.д. и т.п.). Они же все такие… Ну, в общем, проблемные! И относятся они ко всем другим свысока…». При этом, уже совершенно будет не важно, что ссора изначально не имела никакой связи с религией или национальностью, а все люди, вне зависимости от национальности и религии устроены в своей голове ровно одинаково! Родилось всем понятное объяснение, хоть и в корне неверное, а оно уже живет и работает! Работает, причем, на вред вашей семье!

Отсюда, всегда говорю супругам из тех семей, где между мужем есть существенные отличия в религии или национальных традициях: зная, что множество людей вокруг могут вас поссорить по национальному или религиозному принципу, старайтесь уделять друг другу как можно больше времени и будете счастливы!

 

Пятое. Если в вашей семейной паре различные вероисповедания или есть существенные национальные различия – создайте максимально теплые отношения со всеми родственниками! Есть в нашей жизни такой парадокс:

Больше всего нам могут причинить вред, как раз те,

кто искренне считает, что желает нам добра.

Дальше получается классическая схема: у ваших мамы или папа были совсем другие представления о том, с кем вам следовало бы создать семью. Мало ли кто им нравился из ваших одноклассников или однокурсниц… А тут еще у вашего(ей) избранницы другой разрез глаз или религия! Тут и начинается долгое и занудное: «Может ты поторопился с выбором, сынок?». Или: «Милая дочь, мне кажется, ты была бы достойна лучшего варианта…». И вроде никто не намекает на религию или национальность, но все все отлично понимают! Отдавая себе полный отчет в том, что:

Брак между людьми различных вероисповеданий или национальностей,

это всегда дополнительный риск сложностей в их семье.

… настоятельно советую сразу исключить угрозу «дружеских ударов под дых» со стороны близких родственников(и друзей). Для этого нужно приложить целенаправленные усилия, чтобы их всех сдружить. При этом еще не забыть сдружиться с родственниками и друзьями вашей половины. Всегда хвалить национальные блюда, что они готовят, угощать их вкуснятиной с вашей национальной «пропиской». Твердо уверен:

Самый лучший разговор о религиях и национальностях –

в процессе дегустации национальной кухни.

Тут обычно серьезных разногласий и обид не возникает. Особенно если вкусной пищи хватает на всех. Так что, назвался груздем – полезай в кузов! Если вы — … (название вашей национальности), беритесь за сборники рецептов национальной кухни и устраивайте пир на весь мир! И будет тогда в вашей семье мир. И пир.

 

Шестое. Отдавайте себе отчет в том, что смена религии всегда имеет серьезные последствия. Год от года мне все больше и больше приходится иметь дело с людьми, которые начинают экспериментировать с религиями. Из белоруса или русского, вдруг становятся японскими синтоистами, из украинца – дзен-буддистами, из ингушей – даосистами, из татар или марийцев – поклонниками магии вуду, из тувинцев, даргинцев или чукчей – поклонниками веры каких-нибудь маори, майя или инков. С соответствующими росписями тату по телу, питанием, поведением и т.д. В этом смысле, прошу понимать:

Эксперименты с религиями и верой –

это всегда эксперименты над собственной биографией.

В том числе и семейной. Спрашивается: так ли вам или вашей «половинке» это нужно?! Важно помнить: ваш(а) супруг(а) создавала семью с вами именно как с белорусом, русским, украинцем, ингушом, татарином, марийцем, тувинцем, даргинцем или чукчей, а вовсе не с синтоистом, дзен-буддистом, даосистом, вуду, или конфуцианцем. Поэтому, берегите семью, не экспериментируйте на ней!


Седьмое. Если при создании брака обещали сменить свою веру, религию или национальность – сделайте это. Считаю, что за свои слова всегда нужно отвечать. Поэтому, если перед заключением брака что-то обещали – выполняйте это, или отказывайтесь от брака. Счастливая семья и обман – несовместимы. В том числе, обман в вопросах веры или национальной идентификации.

Завершив эту главу,  как обычно, хвалю те семейные пары, тех мужчин и женщин, которые в своей жизни либо создали семью с человеком с аналогичными религиозными или национальными воззрениями (или отсутствием оных), либо с человеком иной веры и национальности, однако, при этом счастливо избежали всех перечисленных в главе возможных трудностей. Молодцы!


Ремарка

По новостям, практически ежедневно, сообщают о том, как бывшие супруги, создавшие семьи с партнерами иных религий и национальностях, после разводов, делят детей, крадут их друг у друга, впадают в тяжелые депрессии, не имея возможности с ними встречаться. Все это, по-настоящему страшно. Поэтому, очень всем советую: планируя создавать семью с человеком, сильно отличающимся от вас в вопросе религии и национальных традиций, семь раз взвесьте все «за и против». Если же вы решили пойти на создание такой семьи, дорожите ей вдвойне.


С уважением, д.к.н., проф., семейный психолог Андрей Зберовский,

Контакты: www.zberovski.ru E-mail: zberovskiy@mail.ru

Запись на личный прием и дистанционное

консультирование (Viber,  WhatsApp):

+7-902-990-5168, +7-913-520 -001, +7-926-633-5200.


Внимание: Данная статья создана на основе глав из книг Андрея Зберовского «Семьятрясения: то, что может угрожать вашему браку», «Как оценить прочность вашего брака». Рекомендую вам ознакомиться с данными работами в полном объеме. Это может быть вам полезно.